Москва медицинские ошибки

Содержание

Белая халатность: в России растёт количество уголовных дел по факту врачебных ошибок

Москва медицинские ошибки

По итогам 2018 года в России было возбуждено более двух тысяч уголовных дел по факту преступлений, связанных с врачебными ошибками. Об этом RT рассказали в Следственном комитете. Это примерно на 24% больше, чем в 2017-м. Тогда правоохранительные органы открыли около 1,8 тыс. уголовных дел.

По данным СК, чаще всего халатность допускают хирурги, акушеры-гинекологи и анестезиологи-реаниматологи. Во врачебном сообществе признают, что из-за системных проблем сферы здравоохранения медики допускают ошибки. Тем временем, как отмечают эксперты, падает уровень доверия пациентов к врачам.

Около 6,6 тыс. человек обратились в 2018 году в Следственный комитет с жалобами на некачественное оказание медицинской помощи или на врачебные ошибки, что примерно на 9,5% больше, чем по итогам 2017 года (тогда было чуть более 6 тыс. обращений). Об этом RT сообщили в пресс-службе СК.

Число уголовных дел, возбуждённых по факту жалоб и обращений, превысило 2,2 тыс. — это примерно на 24% больше, чем в 2017 году.

Если сравнить эти данные с показателями 2012 года, то можно констатировать, что количество жалоб увеличилось в три раза, а уголовных дел стало больше примерно в семь раз.

Примерно десятая часть возбуждённых дел доходит до суда. Как ранее заявляли в СК, ведомство «не может не реагировать на обращения граждан о причинении вреда их здоровью или о смерти их родственников от действий медицинских работников».

Группы риска 

Помимо фиксации жалоб и подсчёта числа уголовных дел, в Следственном комитете провели подробное исследование самих врачебных ошибок.

Так, в феврале 2019 года главе Минздрава РФ Веронике Скворцовой было направлено письмо за подписью главы СК Александра Бастрыкина (документ есть в распоряжении RT). В нём Бастрыкин отмечает, что одним из приоритетных направлений деятельности СК является расследование преступлений о ненадлежащем оказании гражданам медицинской помощи и «профилактика таких общественно опасных деяний».

К письму прикреплены результаты исследования криминалистических особенностей преступлений, связанных с ненадлежащим оказанием медицинской помощи.

В Главном управлении криминалистики Следственного комитета были изучены материалы 143 уголовных дел, которые находились в производстве в 2016—2017 годах. Большинство из них были возбуждены против медицинских работников по статье 109 Уголовного кодекса («Причинение смерти по неосторожности»).

По результатам анализа этих дел выяснилось, что большинство подобных преступлений совершаются врачами-хирургами (27%), акушерами-гинекологами (17%) и анестезиологами-реаниматологами (13%). При этом большинство врачей, совершивших преступление (58%), — мужчины.

«Большинство врачебных дефектов допускается в городских медицинских учреждениях (73%), реже — в расположенных в сельской местности (27%). Из них 94% относятся к бюджетным учреждениям, остальные — к коммерческим», — отмечается в исследовании СК.

Ведомство изучило массив преступлений, которые привели к смерти 123 человек, в 20 случаях здоровью пациентов был нанесён вред. Чаще всего причинами врачебных ошибок становятся неправильный диагноз и проведённое с нарушениями обследование.

Письмо Александра Бастрыкина и результаты исследования уже разосланы в региональные Минздравы и департаменты здравоохранения.

«Системные сбои»

В целом врачебное сообщество настороженно относится к практике возбуждения уголовных дел в отношении медиков, однако специалисты готовы признать, что ошибки случаются. 

«Системные сбои приносят свои плоды. Сокращения, дефицит кадров, увеличение нагрузки на врачей. Практически уничтожен младший медицинский персонал.

Это не может не сказаться на объективным росте того, что называют врачебными ошибками.

Уставший, невыспавшийся врач или медсестра, которые работают на нескольких ставках, естественно, более подвержены подобным вещам», — считает сопредседатель профсоюза медработников «Действие» Андрей Коновал.

Отдельно эксперт отмечает, что исключение составляют те случаи, когда врач ошибается из-за откровенной халатности. Такие преступления должны быть расследованы, а виновных необходимо наказывать.

Также по теме

«Больше не хочет заводить семью и детей»: потерявшая ребёнка при родах жительница Забайкалья намерена засудить больницу

В Забайкальском крае потерявшая ребёнка женщина пытается через суд взыскать с больницы 3 млн рублей. Уголовное дело по факту…

По мнению Андрея Коновала, в последние годы уровень недовольства качеством оказанной медпомощи в стране растёт и Следственный комитет реагирует на эту ситуацию.

«СК в каком-то смысле отрабатывает социальный заказ. Чтобы, с одной стороны, кнутом заставить медиков лучше работать, а с другой — предложить разгневанным гражданам удобную мишень для выражения своих эмоций», — считает он. 

«Контроль не отрегулирован»

По словам президента Лиги защитников пациентов Александра Саверского, шесть тысяч обращений за весь год — это очень мало.

«По данным Федерального фонда ОМС, из года в год примерно 10% медицинских услуг оказывается с дефектами. И это только то, что эксперты страховых компаний видят по документам, не видя самого пациента. То, с чем имеет дело Следственный комитет, — это маленькая верхушка айсберга», — считает эксперт.

По его словам, под удар попали хирурги, акушеры-гинекологи, анестезиологи-реаниматологи и врачи скорой помощи. Некоторые из них настолько напуганы проверками СК, что готовы уйти из профессии, независимо от того, допускали они какие-либо ошибки или нет.

По словам Саверского, гораздо эффективнее было бы перевести ответственность врачей в рамки административного кодекса (за исключением грубых преступлений, повлекших за собой тяжёлые последствия).

Как полагает эксперт, важно также ввести такое наказание, как пожизненное лишение врачебной лицензии за разного рода нарушения.

Именно этого зачастую и требуют те пациенты, которые пострадали от рук недобросовестных медиков.

«Регулировать деятельность целой профессии уголовным кодексом — это нонсенс. Медицина связана с массой неопределённостей и сомнений, это факт. Поэтому вся эта неопределённость не может быть неотвратимо наказуема»,— уверен Александр Саверский.

При этом он отмечает, что контроль за врачебной деятельностью абсолютно не отрегулирован ни со стороны законодателей, ни со стороны правоохранительных органов, ни со стороны самих медиков.

«А как результат мы имеем с вами вот такую статистику: за последние годы уровень недоверия к врачам у населения вырос с 35% до 55%. И вот это реально страшно», — констатирует эксперт.

Дело Мисюриной

В 2018 году большой общественный резонанс получило дело врача-гематолога Елены Мисюриной. Специалиста с многолетним стажем обвинили в причинении пациенту смерти по неосторожности из-за неправильно проведённой медицинской манипуляции. В январе прошлого года женщину приговорили к двум годам лишения свободы.

На сторону врача встали её коллеги, пациенты, представители Департамента здравоохранения Москвы. Под влиянием общественности дело отправили на доследование, а приговор в отношении Мисюриной был отменён.

Сама Елена Мисюрина сейчас продолжает работать, хотя фактически всё ещё находится под следствием.

Пока следственные органы и врачебное сообщество спорят о правовых, моральных и профессиональных ошибках, со страшными и порой непоправимыми последствиями сталкиваются пациенты.

В январе подмосковный СК возбудил уголовное дело после смерти девушки-инвалида из-за халатности врачей. В ноябре в Воронеже умерла пенсионерка, которой врачи по ошибке ампутировали ноги. В октябре в Архангельской области был признан виновным врач, из-за ошибки которого пациентка умерла во время операции.

Источник: https://russian.rt.com/russia/article/617505-sk-statistika-vrachebniye-oshibki

Рошаль прокомментировал заявление Мурашко об ошибках врачей

Москва медицинские ошибки

https://ria.ru/20200208/1564444267.html

Рошаль прокомментировал заявление Мурашко об ошибках врачей

Рошаль прокомментировал заявление Мурашко об ошибках врачей

Статистику о медицинских ошибках не нужно скрывать, надо работать для улучшения показателей, хотя уже сейчас процент ошибок в России составляет 0,8% от всего… РИА Новости, 08.02.2020

2020-02-08T22:12

2020-02-08T22:12

2020-02-08T22:12

михаил мурашко

министерство здравоохранения рф (минздрав россии)

леонид рошаль

общество

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn22.img.ria.ru/images/156143/23/1561432307_0:251:2749:1797_1400x0_80_0_0_c80cf95825f3f592c5614109e87571.jpg

МОСКВА, 8 фев – РИА Новости. Статистику о медицинских ошибках не нужно скрывать, надо работать для улучшения показателей, хотя уже сейчас процент ошибок в России составляет 0,8% от всего количества больных, тогда как в Европе этот показатель – около 10%, заявил президент Национальной медицинской Палаты Леонид Рошаль.

Ранее министр здравоохранения России Михаил Мурашко заявил, что в программу обучения врачей необходимо включить вопросы безопасности оказания медицинской помощи, так как фактически, из-за ошибок врачей тяжелые осложнения получают более 70 тысяч человек в год.”Речь идёт не о 70 тысячах погибших.

Эта цифра включает и различные не смертельные осложнения, которые могут возникать в процессе диагностики и лечения больных. Несмотря на то, что они составляют только 0,8% от всех больных, госпитализированных в стационары страны, для каждого человека это не важно. Важно, что именно у него возникло осложнение, которого могло бы и не быть.

Думаю, что нам нужно улучшать статистику осложнений. Их не нужно скрывать”,- рассказал Рошаль РИА Новости.Он уточнил, что в Европе приблизительно 10% населения сталкивается с тем, что лечение наносит вред его здоровью, то есть почти в 10 раз чаще, чем в России.

В Германии от несоответствующего медицинского вмешательства погибает 25 тысяч пациентов в год, а в США – 90 – 100 тысяч, причём в США статистика не идеальная, подчеркнул Рошаль.”Национальная медицинская Палата поддерживает необходимость публикаций подобных сведений.

Без подробного анализа ошибок и осложнений мы не сможем улучшать результаты лечения… Мы полностью согласны с министром Мурашко, что безопасность медицинской помощи в России “стала ключевым звеном, в том числе, в снижении смертности”,- пояснил Рошаль.

https://ria.ru/20200112/1563330659.html

https://ria.ru/20200121/1563695467.html

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn21.img.ria.ru/images/156143/23/1561432307_10:0:2741:2048_1400x0_80_0_0_ae04cd462af055edea42f23a8c5365f2.jpg

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

михаил мурашко, министерство здравоохранения рф (минздрав россии), леонид рошаль, общество
МОСКВА, 8 фев – РИА Новости. Статистику о медицинских ошибках не нужно скрывать, надо работать для улучшения показателей, хотя уже сейчас процент ошибок в России составляет 0,8% от всего количества больных, тогда как в Европе этот показатель – около 10%, заявил президент Национальной медицинской Палаты Леонид Рошаль.Ранее министр здравоохранения России Михаил Мурашко заявил, что в программу обучения врачей необходимо включить вопросы безопасности оказания медицинской помощи, так как фактически, из-за ошибок врачей тяжелые осложнения получают более 70 тысяч человек в год.

“Речь идёт не о 70 тысячах погибших. Эта цифра включает и различные не смертельные осложнения, которые могут возникать в процессе диагностики и лечения больных.

Несмотря на то, что они составляют только 0,8% от всех больных, госпитализированных в стационары страны, для каждого человека это не важно. Важно, что именно у него возникло осложнение, которого могло бы и не быть.

Думаю, что нам нужно улучшать статистику осложнений. Их не нужно скрывать”,- рассказал Рошаль РИА Новости.

Он уточнил, что в Европе приблизительно 10% населения сталкивается с тем, что лечение наносит вред его здоровью, то есть почти в 10 раз чаще, чем в России. В Германии от несоответствующего медицинского вмешательства погибает 25 тысяч пациентов в год, а в США – 90 – 100 тысяч, причём в США статистика не идеальная, подчеркнул Рошаль.

“Национальная медицинская Палата поддерживает необходимость публикаций подобных сведений. Без подробного анализа ошибок и осложнений мы не сможем улучшать результаты лечения… Мы полностью согласны с министром Мурашко, что безопасность медицинской помощи в России “стала ключевым звеном, в том числе, в снижении смертности”,- пояснил Рошаль.

Источник: https://ria.ru/20200208/1564444267.html

Врачебная ошибка

Москва медицинские ошибки

Пользуясь медицинскими услугами, пациент должен быть уверен не только в том, что ему окажут качественную медицинскую помощь, проведут безупречное обследование, но также он должен быть уверен, что его интересы и права защищены должным образом, особенно в случае врачебной ошибки. Ведь цена врачебной ошибки может быть очень высока.

Понятие врачебной ошибки

На сегодняшний день понятие врачебной ошибки в России на законодательном уровне не закреплено. Имеется множество определений данного понятия, но в основном все отталкиваются от определения, данного профессором И.В.

Давыдковским в 1941 году, согласно которому врачебная ошибка — добросовестное заблуждение врача, основанное на несовершенстве современного состояния медицинской науки и методов исследования, на особом течении заболевания у определенного больного или на недостатке знаний и опыта врача, но без элементов: халатности, небрежности, профессионального невежества.

Несмотря на тот факт, что в настоящий момент определения врачебной ошибки на законодательном уровне не существует, данный термин, тем не менее, можно встретить в некоторых законопроектах.

Так, законопроект Федерального закона № 323-ФЗ определял врачебную ошибку как допущенное нарушение качества или безопасности оказываемой медицинской услуги, а равно иной ее недостаток независимо от вины медицинской организации и ее работников. Но в итоговой редакции Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» данный термин не был представлен вовсе.

Также определение врачебной ошибке законодатель дает в законопроекте «Об обязательном медицинском страховании при оказании медицинской помощи», определяя ее как действие либо бездействие медицинской организации, а равно действие либо бездействие ее медицинского работника, повлекшее, независимо от вины медицинской организации и ее медицинского работника, причинение вреда жизни и здоровью пациента при оказании ему медицинской помощи.

Халатность и врачебная ошибка

Большинство людей путает врачебную ошибку с халатностью, небрежностью, невежеством врачей (или иных медицинских работников).

Но для того, чтобы понять различия между халатностью и врачебной ошибкой, необходимо проанализировать причины их возникновения.

Причины врачебных ошибок

Основными причинами врачебных ошибок являются:

  • Отсутствие качественного оборудования для лечения и диагностики.
  • Непредсказуемые действия биологических законов и процессов.
  • Недостаточный уровень квалификации, опыта, образования медицинского персонала.
  • Устаревшие методы лечения (в том числе личное неприятие новых методов лечения и препаратов).

Термин «ошибка», согласно толковым словарям русского языка означает — неправильность в действиях, мыслях. То, что невозможно рассчитать и предсказать заранее, опираясь на накопленные знания. (С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. Толковый словарь русского языка; Ефремова Т.Ф. Толковый словарь русского языка).

Таким образом, врачебная ошибка обычно возникает по независящим от медицинского персонала причинам, не по его вине.

Подобный тому пример — возникновение аллергической реакции у больного, который никогда не страдал от аллергии на определенные лекарственные препараты, предвидеть которую медицинские работники не могли.

Но в силу обстоятельств, например, в процессе лечения антибиотиками, у больного возникла аллергическая реакция, которая повлекла за собой нежелательные последствия. Предвидеть такое развитие ситуации невозможно.

Но факт остается фактом — тот или иной вред здоровью пациента был нанесен, хотя лечение было выбрано правильно и диагностика проведена в полном объеме. Существует множество различных классификаций врачебных ошибок, более подробно об этом можно прочитать в статье «Виды врачебных ошибок»

Причины халатности в медицине

Причинами проявлений халатности являются:

  • Невнимательность медицинского персонала к больным.
  • Неполноценный осмотр, поспешное обследование, поверхностная диагностика пациента.
  • Недобросовестное выполнение своих обязанностей.
  • Небрежный уход за пациентом.
  • Нарушение этики медицинским персоналом (хамство по отношению к пациенту).
  • Пренебрежение необычными симптомами.
  • Излишняя самоуверенность медицинского персонала.
  • Отказ от консилиума, совета коллег в ситуации.
  • Нарушение стандартов оказания медицинской помощи и пр.

Как видим, в случае халатности, невежества, небрежности медицинский персонал пренебрегает последствиями своих действий (или своего бездействия) и, таким образом, не может предотвратить грозящий больному вред.

Данные действия (либо бездействие) могут расцениваться только как преступление или проступок и юридически наказуемы.

Таким образом, причины халатности исключительно нравственные, проявляющиеся в недобросовестности и небрежности медицинского персонала.

Как доказать врачебную ошибку

Нередко жертвы врачебных ошибок не знают, как поступить и отстоять свою правоту.

Случаи врачебных ошибок нередки, но чтобы доказать врачебную ошибку и привлечь медицинского работника к ответственности, необходимо доказать наличие вреда, причинно-следственной связи между совершенными действиями (бездействием) медицинского персонала и наступившими последствиями, то есть сам факт совершенной врачебной ошибки.

Урегулировать данный вопрос возможно самостоятельно либо с привлечением юриста, специализирующегося в данной отрасли права (медицинский адвокат), путем подачи претензии с требованием провести необходимую экспертизу. Такая претензия может быть подана как на досудебном уровне (досудебное урегулирование), так и в судебном порядке.

Прежде чем подать жалобу или претензию в отношении медицинского работника, допустившую врачебную ошибку, необходимо убедиться в ее наличии.

Для этого следует обратиться к независимому медицинскому работнику, который сможет точно определить наличие или отсутствие данного факта, признать или опровергнуть факт причиненного пациенту вреда.

В случае если опасения подтверждены независимым врачом, следует подать претензию в ту медицинскую организацию (далее — МО), где было произведено некачественное лечение, и потребовать от МО исправить допущенные ею нарушения и провести повторное лечение либо потребовать возмещения причиненного вреда.

Если МО не принимает жалобу, то следует отправить претензию вместе с приложениями по почте письмом с описью вложения. При этом, в претензии необходимо указать срок ответа на претензию. Как правило, это 10 дней. Если в течение данного срока на Вашу претензию не получено никакого ответа, следует обратиться в суд.

Обращение пациента в суд

Итак, в случае если спор не удается урегулировать в досудебном порядке, следует обратиться в суд для возмещения материального и морального вреда и привлечения врача к уголовной (при наличии состава преступления), а медицинской организации к гражданско-правовой ответственности.

Одновременно можно подать жалобу в районную прокуратуру, в отделение Росздравнадзора РФ, в управление Роспотребнадзора РФ, в иные органы надзора. На любом этапе разбирательства возможно проведения процедуры медиации.

Однако стоит трезво оценивать свои силы и понимать, что досудебное и (или) судебное разбирательство — это юридическое выяснения отношений, где зачастую формальное знание норм закона играет первостепенную роль.

В каждом вопросе есть свои специалисты, поэтому подчас выгоднее обратится за помощью к профессионалам.

Одной из распространенных ошибок пациентов при самостоятельном «состязании» является голословное заявление о причинении вреда его здоровью без понимания того, что представляет из себя данная категория и без знания того, каким образом ее можно доказать. В следующем разделе об этом будет сказано подробнее.

Судебно-медицинская экспертиза

При возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Это впрямую касается и медицинских вопросов, для выяснения которых необходимо мнение специалиста.

Обычно одним из ключевых вопросов, который суд ставит перед экспертами: «Был ли пациенту причинен вред здоровью и если да, то какой степени тяжести?». Судебная-медицинская экспертиза является наиболее важным доказательством в выявлении врачебных ошибок, дефектов медицинской помощи или недостатков медицинских услуг.

Но ее результаты не всегда соответствуют ожиданиям пациента, которым кажется, что их дело очевидно для суда.

Необходимо учитывать, что степень тяжести причиненного здоровью вреда определяется на основании медицинских критериев, установленных Приказом Минздравсоцразвития России от 24 апреля 2008 г. № 194н «Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека». С 30.11.

2011 года согласно Постановлению Правительства РФ от 17.08.2007 № 522 (ред. от 17.11.

2011) «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человеку» степень тяжести вреда, причиненного здоровью пациента, может быть определена не только врачами-судебно-медицинскими экспертами медицинских учреждений государственной системы здравоохранения, но также и врачами-судебно-медицинскими экспертами иных медицинских учреждений, а также индивидуальным предпринимателем, обладающим специальными знаниями и имеющими лицензию на осуществление медицинской деятельности, включая работы (услуги) по судебно-медицинской экспертизе.

Таким образом, результат экспертизы может быть неожиданным для пациента и содержать ответ эксперта, что медицинская организация не причиняла своими действиями (бездействиями) вреда здоровью пациента (в правовом понимании этого термина). К составлению вопросов экспертам стоит подходить осознанно с пониманием цели и сути задаваемого вопроса.

на рассылку и получай первым самую свежую и актуальную информацию от Факультета Медицинского Права. Отправляя заявку, вы соглашаетесь с условиями обработки и использования персональных данных.

Патологоанатомическая экспертиза

В России для установления причины смерти проводятся судебно-медицинская экспертиза. Согласно Приказу Минздравмедпрома РФ от 29.04.1994 № 82 «О порядке проведения патолого-анатомических вскрытий» (далее — Порядок проведения патолого-анатомических вскрытий) экспертиза производится в отделениях лечебно-профилактических учреждений в установленных законом случаях.

Независимая медицинская экспертиза

Право на проведение независимой экспертизы ранее было закреплено в ст. 53 «Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» (утв. ВС РФ 22.07.1993 № 5487-1) (ред. от 07.12.2011 г.). Данный пункт утратил силу с 01.01.2012 г., но право на проведение независимой экспертизы вновь вступит в силу с 01.01.2015 г.

согласно ч.3 ст. 58 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ (ред. от 27.09.2013) «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации. Так, в соответствии со ст. 53 Основ данное право относилось не ко всем видам экспертиз, а лишь к патологоанатомической и военно-врачебной экспертизе.

Несмотря на это, в настоящее время положения о независимой экспертизе, нет, и проводимые независимые медицинские экспертизы не имеют юридического регламентирования.

Поэтому на данный момент существует устоявшаяся практика, согласно которой каждая независимая экспертная организация имеет свое положение, основанное, как правило, на международной практике и исходящая из норм международного правового обычая.

Ответственность за врачебную ошибку

Существует несколько видов ответственности за врачебную ошибку:

В случае допущения врачебной ошибки в связи с необходимостью возмещения вреда (материального и морального) медицинские организации могут понести гражданско-правовую ответственность, а их работники впоследствии дисциплинарную и (или) материальную ответственность.

Случаи уголовной ответственности редки, вероятно это связано со сложностью некоторых моментов, недостатков понимания сути врачебной ошибки и в виду отсутствия самого определения врачебной ошибки на законодательном уровне (в том числе в Уголовном кодексе РФ).

Более подробно с данной информацией можно ознакомиться в статье «Ответственность за врачебные ошибки».

Страхование от врачебной ошибки

На данный момент не существует обязательного страхования от врачебной ошибки. Договоры о страховании ответственности врачей заключаются на добровольной основе, и их процент не велик в силу самого новшества данного вида страхования (в России он существует не более 10 лет, но постепенно набирает обороты). В настоящее время согласно п. 7 ч. 1 ст. 72 Федерального закона от 21.11.2011 г.

№ 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее «Федеральный закон № 323-ФЗ») медицинские и фармацевтические работники имеют право в том числе и на «страхование риска своей профессиональной ответственности». Однако согласно ст.

 79 законопроекта Федерального закона № 323-ФЗ всем медицинским организациям (далее — МО) предписано в обязательном порядке осуществлять страхование на случай причинения вреда жизни и (или) здоровью пациента при оказании медицинской помощи.

Вместе с тем, реализация данной нормы возможна только на основании соответствующего Федерального закона, который на сегодняшний момент находится на стадии законопроекта, а именно: Законопроект «Об обязательном страховании гражданской ответственности медицинских организаций перед пациентами».

Некоторые медицинские организации в надежде избежать ответственности прибегают к процедуре страхования профессиональной ответственности медицинских работников.

Однако, данная «страховка» на самом деле не несет полной защиты, а предоставляет медицинской организации скорее мнимое ощущение собственной безнаказанности.

Подробнее о страховании так называемых врачебных ошибки и страховании ответственности медицинских работников можно прочитать в статье «Страхование ответственности врачей» и «Страхование врачебной ошибки».

Источник: https://kormed.ru/baza-znaniy/pretenzii-pacientov/otvetstvennost-meditsinskoy-organizatsii/vrachebnaya-oshibka/

Алексей Эрлих: Первые врачебные ошибки нового главы Минздрава

Москва медицинские ошибки

Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru

Все уже даже немножко устали обсуждать высказывание нового министра здравоохранения о важности бороться с врачебными ошибками. Вот тут можно почитать.

Итак, «ошибки приводят к осложнениям у 70тысяч пациентов в год», считает министр. И можно обсуждать, много это или мало, но одно вот точно не требует обсуждения — совершенно очевидно следующее: во-первых, ни одной цифре медицинской статистике верить нельзя, а во-вторых, что министр вообще не понимает, как устроена медицина, и что такое врачебные ошибки.

Объясню.

Сначала про идиотизм цифры «70 тысяч осложнений в год». В РФ 27 тысяч медучреждений (Википедия). Это значит, что за год в каждом из них происходит 3 (прописью, три) осложнения от неправильных действий медиков.

И это при том, что каждый врач (каждый без исключения) достаточно регулярно совершает разные ошибки, от которых в той или иной степени могут пострадать его пациенты. Цифра 70 тысяч взята не просто с потолка, она бессмысленная, вредная и является издевательством над здравым смыслом. Только на моём прошлом дежурстве таких ошибок было две.

Пациенты живы, ошибки исправлены. Но они были! И это те, о которых я знаю. Большинство врачей в силу низкой врачебной грамотности не могут осознать свои ошибки, а системы, которая эти ошибки выявляет и помогает исправлять, в России нет.

Поэтому, я хочу огорчить министра и его советников: случаев осложнений от врачебных ошибок в год можно насчитать сотни и сотни тысяч. Только посчитать нет возможности.  Да и нет необходимости считать. Министерству хорошо бы понять, что не его дело соваться в медицину. Хорошо бы научиться отделять здравоохранение от медицины.

И тогда станет ясно, что заниматься профилактикой врачебных ошибок должны профессиональные медицинские сообщества, что никакое изучение в медузах вопросов безопасности не снизит число ошибок. И очень жалко, что вступив в должность новый министр начал именно с этих слов.

Ну то есть, проблема медицинского образования в стране одна из самых острых, но вот точно не о медицинской безопасности надо говорить министру. О том, что образование на 50 лет отстало — да! О том, что российские врачи часто малограмотны — да! О том, что молодые специалисты необучены и часто не стремятся обучаться — да! Ведь именно в этом суть массы врачебных ошибок и их последствий. 

Ну и как раз теперь немного о том, почему я считаю, что министр не очень понимает, что такое врачебные ошибки.

Глобально, то, что он или другие администраторы или прокуроры и следователи называют врачебными ошибками (то есть, ошибками с явными плохими последствиями) является даже не видимой частью айсберга, а скорее, занимают одну десятитысячную долю от всех неправильных врачебных решений (то есть, от ошибок вообще).

И как я уже писал выше, посчитать их невозможно, да не нужно. большинство так называемых ошибок, неподготовленным людям кажется вполне нормальным решением, хотя специалисты понимают, что это глупость и ошибка. Ну например, есть такая бессмысленная субстанция под названием Мексидол (Астрокс, Мексикор, Мексиприм, Нейрокс и проч.

), использование которой не рекомендовано ни одним профессиональным медицинским сообществом за пределами России. И изучено оно почти никак и польза от него не известна. И фактически, с точки зрения современной медицины, назначение этой субстанции пациентам является очевидной врачебной ошибкой.

Но не с точки зрения того же Минздрава, который год за годом с идиотским упорством продолжает вносить это вещество (как и многие другие подобные субстанции) в списки жизненно важных препаратов и в стандарты лечения. Вот до тех пор пока мы, врачи не перестанем позволять чиновникам в нашу работу, эти ошибки будут нашей виной.

Поэтому очевидно, что предотвращение врачебных ошибок — это внутренняя задача системы. Само врачебное сообщество должно быть настроено на то, чтобы ошибок было меньше.

Сами врачи должны быть инициаторами этого запроса: они должны требовать от Минздрава исправить систему образования, они должны требовать от администраторов качественное оборудование и  медикаменты, требовать достойную зарплату и отсутствие переработок, они должны требовать от самих врачей работать так, в стремлении к следованию современным клиническим руководствам, они должны взять под контроль медицину в своих учреждениях и не давать администраторам вмешиваться в свою работу.

И тогда будет меньше ошибок. В первую очередь тех, которые остаются незамеченными, но которые также опасны для пациента. а именно эти миллионы ошибок (системных или случайных) определяют сейчас низкий в целом уровень российской медицины, и никто, кроме самих врачей эту ситуацию не исправит.

Источник: https://echo.msk.ru/blog/alexeyerlikh/2584932-echo/

Забытый зажим, неправильный диагноз. 5 историй о врачебных ошибках

Москва медицинские ошибки

В январе 2015 года жительница Старого Оскола Юлия Хаустова попала в гинекологическое отделение второй горбольницы с разрывом кисты. Ей сделали операцию и через шесть дней выписали, но боли внизу живота так и не прекратились.

В мае 2016 года Хаустовой сделали лапароскопию, но ничего не обнаружили. А послеоперационное УЗИ вновь показало кисту больших размеров. В конце концов женщина обратилась в одну из частных клиник в Воронеже. Там ей назначили третью операцию. Хирурги обнаружили в брюшной полости пациентки не кисту, а метровую марлевую салфетку. 

«Салфетка была с гноем, она запуталась уже в кишечнике, и кишечник при этом спаялся», — рассказывает Хаустова. Женщина прожила с забытой в животе салфеткой почти два года. Из-за врачебной халатности женщине придется всю жизнь сидеть на строгой диете.

Хаустова обратилась в полицию, однако там уголовное дело за ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей и причинение тяжкого вреда здоровью возбуждать отказались: истек срок давности.

Тогда женщина и ее адвокат добились возбуждения уголовного дела за оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья.

Хаустова намерена дойти до суда и добиться компенсации за лечение и моральный ущерб. 

Четыре клиники — четыре диагноза

Девятнадцатилетняя студентка из Петербурга умерла от тромбоза после того, как врачи четырех клиник за две недели не смогли поставить ей верный диагноз. Девушка принимала прописанные врачом противозачаточные таблетки.

Через неделю после сбоя в приеме контрацептива у нее заболели спина и бедро, еще через несколько дней поднялась температура. Девушка обратилась в поликлинику, УЗИ не выявило патологий, однако анализ крови говорил о воспалительном процессе.

В тот же день девушку на скорой привезли в Петербургский многопрофильный центр. Хирург поставил диагноз — «миозит большой ягодичной мышцы». Это подтвердил и гинеколог.

Больной назначили болеутоляющие и антибиотики и отправили лечиться домой. Через несколько дней боль немного утихла и девушка отправилась в университет. Однако по дороге ей стало плохо. На скорой ее увезли в Покровскую больницу.

Анализ крови говорил о развитии острого воспалительного процесса. Пациентка жаловалась на сильную боль, учащенное сердцебиение и нехватку кислорода.

Врачи решили, что у нее астенический синдром и синусовая тахикардия, и отправили домой под наблюдение гинеколога по месту жительства.

Через день состояние девушки ухудшилось. Медики скорой сделали электрокардиограмму, но никаких показаний к госпитализации не нашли. В эту же ночь боль распространилась на правую часть спины и бок, болеутоляющие перестали помогать.

На этот раз врач неотложки заподозрил у девушки остеохондроз позвоночника и порекомендовал ей сходить проконсультироваться у невролога, что она и сделала. В поликлинике поставили новый диагноз — пневмонию и инфекционный миокардит — и девушку, наконец, госпитализировали в 122-ю клиническую больницу, где она провела пять дней.

Ее состояние немного улучшилось, однако на четвертый день повысилась температура и начались судороги. Пациентку перевели в реанимацию, где она и умерла.

Судмедэксперты установили, что причиной смерти стал илеофеморальный тромбоз, развившийся в результате приема оральных контрацептивов. Одно из побочных действий препарата — повышение риска тромбоза, а у девушки, как выяснилось, была склонность к тромбообразованию. Лечившие ее врачи знали о том, что она принимает таблетки, однако не обратили на это внимания.

В сентябре 2017 года суд взыскал с медучреждений в пользу матери погибшей девушки 4,1 млн рублей. 

Почка на миллион

Жительнице Южно-Сахалинска ошибка врачей стоила почки. В 2015 году женщина обратилась в Сахалинскую областную больницу с противоречивым диагнозом, не имеющим отношения к заболеванию почек. У нее на руках были только взаимоисключающие УЗИ-протоколы.

На следующий день после госпитализации хирурги сначала осмотрели брюшную полость женщины эндоскопом через небольшой разрез (диагноз не подтвердился), а потом прооперировали.

В ходе операции врачи задели почечную артерию: чтобы остановить кровотечение, сосуд зажали специальной клипсой и забыли ее убрать.

После операции женщине стало хуже. Компьютерная томография показала, что клипса, которую врачи поставили женщине во время операции, пережала почечную артерию и орган отмирает. Женщину снова отправили на операционный стол. Хирурги увидели, что почку уже не спасти, и удалили ее.

Через некоторое время после операции женщина обратилась в областной минздрав с жалобой. Там по ее заявлению провели проверку и вынесли заключение, что врачи действовали верно, а почку удалили из-за послеоперационных осложнений. Тогда женщина обратилась в суд.

Судмедэксперты выяснили, что решение о первичном хирургическом вмешательстве было принято без достаточных оснований и что почка потеряла жизнеспособность из-за ошибки врачей. Медики не признали своей вины и несколько раз обжаловали решение суда. Однако в 2017 году суд обязал больницу выплатить пострадавшей 1,3 млн рублей. 

ВИЧ вместо ребенка

В 2010 году три женщины обратились для лечения бесплодия в элитную «Преображенскую клинику» в Екатеринбурге к гинекологу Елене Ярушиной. Пациенткам ввели специальный раствор из донорской крови, который стимулирует зачатие. Через несколько месяцев — зимой 2011 года — самочувствие женщин резко ухудшилось и они попали в больницу. Анализы выявили наличие ВИЧ-инфекции. 

Следователи выяснили, что донорскую кровь сдала медсестра, у которой позже диагностировали ВИЧ.

Кроме того, «Преображенская клиника» не имела права на какие-либо манипуляции с донорской кровью ввиду отсутствия соответствующей лицензии. Главврача клиники Андрея Сысолятина оштрафовали и уволили.

Адвокаты Ярушиной говорили, что именно он должен сидеть на скамье подсудимых. Однако главврач исчез; судебные приставы так и не смогли его разыскать.

В декабре 2014 года Елену Ярушину признали виновной в «заражении ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей» и тут же амнистировали в честь 20-летия Конституции.

Пострадавшие вновь обратились в суд с требованием компенсировать причиненный им вред. В итоге в 2016 году Свердловский областной суд обязал клинику выплатить женщинам по 5 миллионов рублей каждой.

 

Лечили от остеохондроза — оказалось генетическое заболевание

Людмилу Кузьмину из Электростали 13 лет безуспешно лечили от остеохондроза. Однажды она неудачно упала и повредила спину. Врачи предположили частичный перелом позвоночника, но диагноз не подтвердился, и женщине сказали, что это остеохондроз. Кузьмина мучилась от сильных болей, пила лекарства, потом согласилась на операцию, но и она не принесла облегчения.

Тогда сын отвез Кузьмину в Москву, где у нее диагностировали редкое (3–8 случаев на 100 тысяч человек) врожденное заболевание — мальформацию Арнольда — Киари.

При этом заболевании мозжечок опускается вниз, в большое затылочное отверстие, и сдавливает продолговатый мозг — это и есть причина сильных болей. Женщина перенесла две операции и сейчас живет на лекарствах.

Московские врачи говорят, что упущено слишком много времени: если бы МРТ сделали 5–7 лет назад, последствий было бы меньше. 

Врач-невролог, который диагностировал у Кузьминой остеохондроз, давно на пенсии, но Кузьмина все равно собирается обратиться в суд и получить компенсацию.

Источник: https://snob.ru/entry/157352/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.