Начальник епкт

Перевод осужденных к лишению свободы в единое помещение камерного типа

Начальник епкт

Паутов Д., заместитель нижнепойменского прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях.

УИК РФ предусмотрены виды мер дисциплинарного взыскания, применяемые за нарушения установленного порядка отбывания наказания в отношении осужденных к лишению свободы. Среди таковых в п. “д” ч. 1 ст. 115 предусмотрен перевод осужденных мужчин, являющихся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, в единые помещения камерного типа (далее – ЕПКТ) на срок до одного года.

Конституционный Суд РФ Определением от 1 ноября 2007 г. N 948-О-О отказал гражданину А. Астафьеву в принятии к рассмотрению его жалобы на нарушение конституционных прав п. “д” ч. 1 ст. 115, ст. ст.

117 и 119 УИК, неконституционность которых заявитель усмотрел в том, что они позволяют во внесудебном порядке, решением начальника исправительного учреждения, изменять на продолжительный срок установленный судом режим содержания осужденных к лишению свободы.

На основе применения этих норм УИК заявитель был переведен, как злостный нарушитель установленного порядка отбывания наказания, из исправительной колонии в ЕПКТ на 12 месяцев.

Конституционный Суд сделал вывод, что оспариваемые положения УИК не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя, поскольку у каждого осужденного, переведенного из колонии в ЕПКТ, сохраняется право обжалования административного решения в судах общей юрисдикции.

В этой связи можно высказаться с одобрением об особом мнении судьи Конституционного Суда Н. Бондаря по Определению Конституционного Суда РФ от 1 ноября 2007 г.

N 948-О-О, указывающего, что вызывает большие сомнения, когда на усмотрение администрации исправительных колоний отдается решение вопросов, напрямую связанных с установленными судом мерами уголовного наказания, тем более имея в виду, что перевод осужденных из колонии в ЕПКТ по своей карательной силе во многом может быть приравнен к переводу из колонии в тюрьму. Такой аргумент выглядит наиболее трезвым в сравнении с мнением КС РФ, в п. 3 мотивировочной части своего решения указывающего, что регламентирующие перевод в единое помещение камерного типа законоположения в их взаимосвязи не могут предполагать принятие администрацией исправительной колонии произвольного решения – без указания на предусмотренные законом основания, подтвержденные соответствующими фактическими обстоятельствами.

Понимание вызывает также аргумент Н. Бондаря (п.

2 мотивировочной части особого мнения), что анализ рассматриваемых законоположений во взаимосвязи с иными нормами действующего уголовно-исполнительного законодательства позволяет усомниться в определенности правового регулирования порядка привлечения осужденных к дисциплинарной ответственности, что может породить предпосылки для произвольного правоприменения и, соответственно, нарушения прав и свобод человека и гражданина. Далее автор комментирует, что ст. 115 УИК закрепляет единый перечень мер воздействия на осужденных к лишению свободы при нарушении ими установленного порядка отбывания наказания (от выговора до перевода в ЕПКТ на срок до одного года). При этом, устанавливая существенно различающиеся по тяжести меры воздействия за нарушение порядка отбывания наказания, УИК не конкретизирует основания их применения, не определяет содержание “нарушения установленного порядка отбывания наказания” (дисциплинарного проступка). По существу, единственным критерием видовой классификации взысканий в данном случае является совершение осужденным злостного нарушения порядка отбывания наказания. Однако содержательные характеристики злостного характера нарушения законодателем также не раскрыты с достаточной степенью определенности: перечисляя конкретные составы злостных нарушений, УИК допускает признание злостными и “обычных” нарушений по основанию их повторного совершения в течение одного года (ч. 2 ст. 116).

Таким образом, продолжает Н. Бондарь, не закрепляя ясных и четких правил применения мер дисциплинарного воздействия, Уголовно-исполнительный кодекс РФ оставляет решение вопроса о помещении осужденного в ЕПКТ на усмотрение начальников исправительных учреждений (или лиц, их замещающих), которые, как это установлено ч. 1 его ст. 119, в полном объеме пользуются правом применения мер взыскания.

Поэтому особое понимание вызывает довод судьи КС РФ, указывающего в п.

3 мотивировочной части особого мнения, что отсутствие в действующем уголовно-исполнительном законодательстве четких оснований применения мер дисциплинарного воздействия, включая перевод осужденного в ЕПКТ, ставит под сомнение и возможность осуществления эффективного последующего судебного контроля соответствующих решений руководителей администраций пенитенциарных учреждений. Далее справедливо замечено, что если исходить из того, что решения о переводе осужденных в ЕПКТ должны приниматься начальником исправительной колонии, то законно установленные основания и порядок принятия таких решений выступают одновременно в качестве необходимых критериев судебной проверки их законности. Соответственно, неопределенность, противоречивость правового регулирования в этом случае ведет к тому, что судебный контроль за законностью наложения взыскания может состоять только в проверке соблюдения формальных условий применения конкретной меры принуждения. Следовательно, право осужденного оспорить решение начальника исправительной колонии о переводе его в ЕПКТ не является надлежащей юридической гарантией восстановления нарушенных прав лиц, незаконно переведенных в ЕПКТ, и не может рассматриваться как эффективное средство правовой защиты.

На практике не редки случаи, когда решением начальников ИУ осужденные переводятся в ЕПКТ на 12 месяцев за незначительные дисциплинарные проступки, например хранение одноразовой зажигалки, курение в не отведенном для этого месте, нарушение формы одежды, сон в неустановленное распорядком дня ИУ время и т.д.

Применяя меры взыскания к осужденным, администрация нередко нарушает положения ст. 117 УИК: не учитывает обстоятельства совершенного нарушения, личность осужденного, его предыдущее поведение. Зачастую взыскание не соответствует тяжести и характеру нарушения.

Такие нарушения порядка применения взыскания порождают обоснованные жалобы осужденных.

Представляется, что, рассматривая вопрос о переводе осужденного в ЕПКТ в рамках судебной процедуры, можно было бы избежать искаженной практики.

Предвидятся возражения, что несправедливо вынесенные постановления начальника ИУ могут быть отменены прокурором, однако зачастую прокурорский надзор за законностью наложения взыскания при всем желании не может выйти за пределы проверки соблюдения формальных условий применения взыскания.

Таким образом, поскольку Конституционный Суд не счел необходимым применение судебной процедуры при наложении на осужденного, являющегося злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания, дисциплинарного взыскания в виде перевода в ЕПКТ на 12 месяцев, сведя судебный контроль за законностью наложения взыскания лишь к проверке соблюдения формальных условий применения взыскания, предлагается в рамках прокурорского надзора за соблюдением законов администрацией учреждений и органов, исполняющих наказания (ст. 22 УИК), при применении меры дисциплинарного взыскания в виде перевода осужденного в ЕПКТ на один год установить прокурорский контроль за этим процессом как дополнительную юридическую гарантию в случае необходимости восстановления нарушенных прав лиц, незаконно переводимых в ЕПКТ.

Для этого предлагается мотивированное постановление начальника исправительного учреждения о переводе осужденного в ЕПКТ сроком свыше 6 месяцев согласовывать с прокурором.

Кроме этого, на практике наметилась тенденция перевода осужденных, содержащихся в тюрьмах (ст. ст. 130, 131 УИК), в единое помещение камерного типа на территориях иных исправительных учреждений. И действительно, уголовно-исполнительный закон в ст.

115 не предусматривает прямого запрета применять меру дисциплинарного воздействия в виде перевода в ЕПКТ для осужденных, отбывающих лишение свободы в тюрьме, что дает почву для расширительного толкования нормы правоприменителю.

Однако нельзя не учитывать, что в данном случае правовое положение осужденного, переведенного в ЕПКТ из тюрьмы, существенно меняется. Здесь говорится не столько о сопоставлении ст. ст.

118 (Условия содержания осужденных к лишению свободы в ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ и одиночных камерах) и 131 (Условия отбывания лишения свободы в тюрьмах) УИК (осужденные в ЕПКТ могут ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости средства, имеющиеся на их лицевых счетах, в размере 50% установленного законом МРОТ, тогда как в тюрьме строгого режима – 60%, а в тюрьме общего режима – 100%; право на свидание при переводе в ЕПКТ оказывается связанным усмотрением администрации, при этом осужденные, содержащиеся в ЕПКТ, полностью лишены права на длительное свидание; отбывающие же наказание в тюрьме общего режима имеют право на два краткосрочных и два длительных свидания в течение года), сколько о том, что своим решением начальник тюрьмы единолично меняет вид исправительного учреждения. Это противоречит закону, предусматривающему изменение вида исправительного учреждения только на основании постановления суда (ч. 4 ст. 58 УК, ч. 5 ст. 78 УИК).

Кроме этого, п. “в” ч. 4 ст. 78 УИК предусмотрен перевод осужденных, являющихся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, из исправительной колонии общего, строгого и особого режимов в тюрьму на срок не свыше трех лет.

Из смысла правовой нормы следует, что в тюрьму могут быть переведены те осужденные, в отношении которых в исправительном учреждении исчерпан лимит дисциплинарного воздействия, к коим уже применялись взыскания в виде ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ и др.

, поэтому не будет логичным перевод осужденного из тюрьмы назад в ЕПКТ исправительного учреждения.

Представляется целесообразным включить в УИК РФ положение, согласно которому мотивированное постановление начальника исправительного учреждения на перевод осужденного в ЕПКТ свыше 6 месяцев должно согласовываться с прокурором, а к осужденным, содержащимся в тюрьмах, перевод в единое помещение камерного типа не применяется.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/41468-perevod-osuzhdennykh-lisheniyu-svobody-edinoe-pomeshhenie-kamernogo

Что такое единое помещение камерного типа (ЕПКТ)?

Начальник епкт

Поскольку 1 часть 117 статьи УИК Российской Федерации выглядит несколько размытой из-за насыщенности общими фразами, за одинаковый вид правонарушения сотрудники УИС налагают совершенно различные меры наказания.

Поэтому в последнее время все чаще и чаще субъективно применяются строгие взыскания по отношению к заключенным и усиливаются режимы, руководствуясь не актуальным законодательством, а личностными отношениями.

Таким образом, отсутствие конкретных правовых оснований в отношении помещения какого-либо лица в одиночную камеру (в ПКТ, ШИЗО, ЕПКТ) вылилось в проблему, которая требует проработки.

Что же такое ПКТ и ПКТ? Рассмотрим в этой статье.

Что такое ЕПКТ в тюрьме?

Вплоть до июля 1997 года законодательство предусматривало только лишь ПКТ в качестве дополнительного наказания непокорным.

Так, первое ЕПКТ было создано в Соликамске в 1980-м году для эксперимента. Заключенные называли его очень поэтически — Белый Лебедь.

Кто же может быть переведен в помещение камерного типа в порядке взыскания? В большинстве случаев заключенных отправляют в ЕПКТ или ПКТ в качестве строгой меры дисциплинарного наказания в случае злостной (активной) непокорности внутренним правилам исправительного учреждения.

Расшифровка ЕПКТ – «единое помещение камерного типа». ЕПКТ — это отдельное учреждение в области исполнения взыскания в целом регионе.

В чем отличие от ШИЗО? Помещения камерного типа, а также единые помещения камерного типа — это также изоляторы, у которых режим считается более мягкий, чем в штрафном изоляторе.

В чем отличие ЕПКТ от ПКТ?

Помещения камерного типа (ПКТ) – это отдел исправительного органа (тюрьма в колонии). Другими словами, ПКТ – это камеры с более жестоким режимом содержания осужденных.

В свою очередь, если осужденному назначили наказание в виде ЕПКТ, то в таком случае его должны перевести в другой город либо даже в другую область.

Однако при назначении заключения в ПКТ его попросту перемещают в иное здание на территории того же исправительного учреждения. Его курирует тот же начальник отряда (воспитатель), его почтовый адрес не меняется.

Кроме того, наказание в форме содержания в ПКТ, как правило, не превышает для мужчин полугода, а для осужденных женщин — 3 месяцев, тогда как в ЕПКТ осужденный может пребывать не больше года.

Некоторые заключенные женщины не могут быть помещены в ЕПКТ или ПКТ (к примеру, если они ждут ребенка или же только после родов).

Особенности содержания осужденных в ЕПКТ

Наказание в форме помещения осужденного в ЕПКТ на срок до 1 года налагает постановление начальника исправительного учреждения либо лица, которое его заменяет.

Что же такое единое помещение камерного типа? Практика показывает, что условия содержания заключенных в ЕПКТ схожи с условиями тюрьмы строгого режима.

Что положено осужденному? Так, лица, которых перевели в единые помещения камерного типа, имеют право на:

  • в течение полугода получать от родных всего лишь одну передачу или бандероль;
  • ежемесячно тратить деньги со своего лицевого счета для покупки продуктов и самых необходимых предметов только лишь в размере 500 рублей;
  • каждый день прогуливаться на свежем воздухе в течении полутора часов. Если осужденный не нарушал установленный порядок отбывания наказания в едином помещении камерного типа, то начальник тюрьмы может постановить увеличить время прогулки до 2 часов в сутки на период до 1 месяца.

Разрешены ли свидания в ЕПКТ? С позволения администрации тюрьмы осужденный может прийти на короткую встречу с родственником на протяжении целого полугода.

Осужденному, которого перевели в ЕПКТ, не позволяют приносить какие-либо свои вещи кроме следующих:

  • продукты;
  • туалетное мыло;
  • личное полотенце;
  • зубная щетка;
  • зубной порошок, пасту;
  • сигареты и спички;
  • для женщин разрешено брать необходимые предметы гигиены;
  • туалетная бумага;
  • публикации на религиозную тематику.

Кроме того, таким лицам разрешено взять с собой в единое помещение камерного типа:

  • документы с результатами рассмотрения его заявлений жалоб или других предложений;
  • решение суда по их делу;
  • простой карандаш;
  • тетрадку;
  • ручки для письма;
  • почтовые конверты, марки и открытки;
  • различную литературу из библиотеки исправительного учреждения;
  • выписанные журналы, газеты, книги и прочие печатные издания.

С другой стороны, осужденные, которые проходят обучение в школе или училище, на время отбывания наказания не будут посещать занятия. Однако им позволено взять с собой учебники, самостоятельно учиться и даже консультироваться с преподавателями.

Такие осужденные принимают пищу непосредственно в своей камере, а во время работы — на рабочем месте. В едином помещении камерного типа выдают постельное белье осужденным только лишь на время ночного сна.

Для выхода за границы здания осужденным выдают комплект одежды, которая соответствует сезону.

По просьбе заключенных в ЕПКТ к ним могут быть приглашены различные священнослужители (на выбор самого осужденного), которые представляют зарегистрированные в законном порядке религиозные организации.

Заключенные в ЕПКТ должны работать порознь от остальных осужденных. Кроме того, медосмотр и само амбулаторное лечение лиц в ЕПКТ должно осуществляться в специально обустроенном для этого помещении.

Больные заключенные должны размещаться в разных камерах, согласно своим заболеваниям.

Если осужденного перевели из ЕПКТ в больницу исполнительной системы, то в таком случае срок его нахождения в подобном лечебном учреждении должен засчитываться в срок отбывания наказания.

В случае, если осужденный умышленно причинил вред своему здоровью или симулировал болезнь, то тогда период его нахождения в больнице не будет засчитан в срок отбывания наказания.

Таким образом, в 2020 году под помещением камерного типа (ПКТ) и единым помещением камерного типа (ЕПКТ) подразумеваются изоляторы, в которых осужденные могут содержаться как до полугода (ПКТ), так и до года (ЕПКТ).

Они отличаются тем, что ПКТ работает для осужденных одной колонии, а ЕПКТ — для осужденных целого региона (находится на территории какой-либо колонии).

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/epkt-v-tyurme-chto-eto/

«Основная нечисть». Как сотрудники хакасской колонии пытались избежать наказания за издевательства над заключенными

Начальник епкт

В 2016 году за один месяц из единого помещения камерного типа расположенной на окраине Абакана ИК-33 госпитализировали двоих заключенных. В ЕПКТ отправляют осужденных, которых администрация сочла злостными нарушителями порядка; если в колонии живут в бараках или общежитиях, то здесь сидят в камерах по двое.

Участник бунта в соседней ИК-35 Сиевуш Собиров 9 августа умер в городской больнице от травмы органов малого таза и брюшной полости. 29-летний Сергей Буйницкий, который оказался в той же больнице 2 сентября, потерял почку, но выжил.

Гибель Собирова администрация представила как результат конфликта с другим взбунтовавшимся заключенным Тоджиддином Сафаровым, который его якобы избил.

Сафаров был осужден по части 4 статьи 111 УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть); его приговорили к девяти годами и трем месяцам колонии. Кроме того, за халатность (часть 1 статьи 293 УК) осудили сотрудника ЕПКТ Константина Кривошеева.

Он получил 240 часов обязательных работ за то, что, по версии следствия, недоглядел за осужденными. В то же время источник Gulagu.net утверждал, что Собиров умер после издевательств над зачинщиками бунта, в которых участвовал сам Кривошеев.

В случае Буйницкого обвинение в избиении сразу предъявили тюремщикам, но задержали их только спустя полтора года после начала расследования. За это время Буйницкий успел побывать в психоневрологическом отделении красноярской тюремной больницы — после того, как разорвал себе швы, чтобы избежать возвращения в Хакасию.

По словам бывшего заключенного, в больнице его две недели держали «на вязках», то есть привязанным к койке. «Закалывали таблетками и уколами. Объяснили это (“вязки” — МЗ) тем, что это было по оперативным соображениям», — рассказывает Буйницкий. Затем его вернули в Хакасию, но поместили в СИЗО, а срок он досиживал в барнаульском изоляторе.

В сентябре 2017-го Буйницкий освободился.

Как рассказывает адвокат Наталья Монс, сотрудничающая с правозащитной организацией «Зона права», дело Буйницкого начали активно расследовать после смены руководства хакасского управления Следственного комитета и местной прокуратуры. О том, что после назначения нового начальника в региональном СК начались массовые увольнения, в октябре 2017 года писало информагентство «Хакасия».

«Там же произошла ситуация с летальным исходом в той же колонии. Мое мнение — это спровоцировало уже какие-то активные проверки по этому факту и собственно движение. А смена руководства конкретно с этим случаем связана или нет — не могу сказать. [Но] все-все дела этой колонии были исследованы сразу почему-то. Так совпало, возможно», — рассуждает Монс.

Уголовное дело об избиении Буйницкого возбудили еще 15 сентября 2016 года в отношении неустановленных лиц. Расследование дважды приостанавливали, и только 21 ноября 2017 года были задержаны трое подозреваемых сотрудников ФСИН. Толчком для задержаний могла стать гибель заключенного в том же ЕПКТ от рук других сотрудников.

Инсценировка

Обвинение в избиении Буйницкого предъявили бывшему начальнику ЕПКТ Евгению Чичинину и двум инспекторам — Илье Васильеву и Дмитрию Золотухину.

Сначала их действия квалифицировали как превышение должностных полномочий с применением силы (пункты «а», «б», «в» части 3 статьи 286 УК) и причинение тяжкого вреда здоровью (пункт «а» части 3 статьи 111 УК).

Следователь попросил отправить тюремщиков в СИЗО, но суд отказался.

Буйницкий попал в ЕПКТ из-за лезвия, которым он порезал себе живот в знак протеста против нарушений в колонии.

Как следует из обвинительного заключения, впервые начальник ЕПКТ и его подчиненные избили заключенного уже в день его поступления — 11 августа 2016 года.

Тюремщики требовали отказаться от услуг адвоката, которая навещала Буйницкого, но получили отказ. Тогда его уложили на пол, и начальник ЕПКТ стал бить по пяткам резиновой дубинкой. 

Такие избиения повторялись трижды. 2 сентября Буйницкого привели в кабинет оперативников. Руки ему обмотали скотчем, а ноги стянули ремнем, поставили на колени и локти и стали избивать.

Чичинин несколько раз ударил заключенного в живот. Когда Буйницкий почувствовал резкую боль в области живота и поясницы, его развязали.

Тюремщики дали ему тюбик «мази “бодяга”», чтобы он намазал лицо, и отвели в камеру. 

Вскоре другой заключенный из той же камеры — Нураддин Мамедов — инсценировал ссору и сделал вид, что ударил Буйницкого. Эксперт, осматривавший запись с камеры наблюдения, подтвердил, что удара не было. Но позже Буйницкому стало плохо, и его госпитализировали с разрывом левой почки. 

Мамедов сначала говорил следователям, что Буйницкий пострадал от его рук, но затем признался, что перед «дракой» его вывели из камеры, и Чичинин потребовал, чтобы он спровоцировал конфликт, который зафиксирует видеонаблюдение.

Кроме того, в обмен на инсценировку и ложные показания начальник ЕПКТ обещал Мамедову на выбор помощь с возвращением в Азербайджан либо квартиру в Абакане, хотя последнее предложение заключенный не воспринял всерьез.

Впрочем, одно обещание Чичинин выполнил — азербайджанец стал получать передачи со сладостями и другими продуктами.

Единственным свидетелем избиения Буйницкого оказался младший инспектор ЕПКТ Алексей Бажин. Он видел, как Чичинин бил заключенного в живот, а позже слышал разговор начальника ЕПКТ с инспектором Васильевым: они планировали перевести Мамедову 20 тысяч рублей и купить ему чай и конфеты, чтобы тот оговорил себя.

Сливная яма

Только через месяц после задержания, в декабре 2017 года, сотрудников ФСИН все же поместили под домашний арест — к этому моменту в деле появились новые эпизоды. Теперь за издевательства над заключенным Иваном Ивановым (имя и фамилия изменены по этическим соображениям) им вменили по два эпизода превышения полномочий и сексуального насилия (пункт «а» части 2 статьи 132 УК).

Как следует из материалов дела, администрации ИК-33 не нравилось, что родственники Иванова наняли адвоката, который писал жалобы на условия содержания. Заключенный оказался в ЕПКТ 22 апреля 2016 года. По решению начальника ИК-33 Олега Караваева его перевели туда на год, формально наказание на Иванова было наложено за нецензурную ругань.

В тот же день начальник ЕПКТ Чичинин и его подчиненные избили Иванова во дворике учреждения. Иванов не соглашался отказаться от адвоката. Тогда подчиненные Чичинина надели ему на голову шапку-ушанку, завязали шнурки под подбородком и опустили осужденного головой в яму для сточных вод.

Начальник ЕПКТ повторил свое требование и после отказа ввел ему в анальное отверстие резиновую палку.

После этого Иванова отвели в кабинет оперативников, где ему обмотали руки и ноги скотчем, и избиение продолжилось; в том числе, тюремщики, надев боксерские перчатки, по очереди били его по голове. 

Происходившее во дворике видел все тот же младший инспектор Бажин. Он подтвердил и избиение, и сексуальное насилие. Позже Бажин слышал шум борьбы и крики Иванова из служебного кабинета.

Второе избиение произошло 1 июля 2016 года. В этот раз его били в кабинете начальника ЕПКТ. По словам Иванова, избиение длилось около пяти часов с перерывами. Когда Чичинин вновь ввел ему в анус резиновую палку, заключенный согласился подписать отказ от адвоката. 

Узнав о деле Буйницкого и гибели еще одного заключенного, после освобождения Иванов предложил адвокату возобновить работу по его заявлению. Его допросили в качестве свидетеля по делу Буйницкого — тогда Иванов и рассказал, как его били и насиловали.

«Зарекомендовал себя с положительной стороны»

Сотрудники ФСИН не признают вины. Младший инспектор Бажин на очных ставках объяснял, что раньше не рассказывал о преступлениях коллег, поскольку боялся давления со стороны офицерского состава ЕПКТ.

Руководство колонии на следствии положительно характеризовало обвиняемых.

Начальник ИК-33 Олег Караваев и его заместитель Каскар Бурнаков говорили, что Чичинин «зарекомендовал себя с положительной стороны, требователен к себе и своим подчиненным, во взаимоотношениях с коллегами доброжелателен, тактичен.

Соблюдает субординацию в общении, ориентирован на неукоснительное соблюдение Кодекса этики и служебного поведения сотрудника УИС, законности, дисциплины, антикоррупционного законодательства». 

Васильев, по оценке руководства колонии, «активно участвовал в воспитательном процессе осужденных и применял личностно- ориентированный подход». Золотухин «знает в полном объеме [необходимые законодательные акты], умело применяет в практической деятельности», а все поручения исполняет «точно и в срок».

По мнению Буйницкого, сотрудники ФСИН в суде ведут себя вызывающе: «Улыбки ехидные, мол, им все пофигу. Меня это больше всего беспокоит. Пока [угроз] не было, но все равно есть опасения. Это же система эта вся».

Он уверен, что методы подсудимых используют и другие сотрудники ЕПКТ. «Их там целая банда, я буду доволен на том, что основная нечисть выявлена. Они должны наказание понести. Я буду этим доволен», — говорит Буйницкий. В ходе прений прокурор запросил 12 лет колонии для начальника ЕПКТ Чичинина и по 11 лет для его подчиненных.

К последнему слову подсудимые не подготовили длинных выступлений. «Вообще ничего не говорили. Коротко и ясно: мы невиновны, прошу вас вынести оправдательный приговор оправдать. Все», — говорит Буйницкий. Приговор огласят 22 апреля.

«Все на месте»

В начале февраля 2019 года в суд передали дело еще троих сотрудников ЕПКТ, которых обвиняют в убийстве заключенного в ноябре 2017-го. По данным следователей, они избивали и пытали электрошокером связанного осужденного.

Он скончался от черепно-мозговой травмы и отека мозга. Обвиняемым по этому делу стали Алексей Бажин, давший показания на своих коллег, издевавшихся над Буйницким, и бывший начальник ЕПКТ Емельянов.

Однако в марте это дело вернули в прокуратуру из-за нарушений.

Предположительно, погибшего звали Шурхат Ибодов. О его смерти после пыток током в абаканском ЕПКТ рассказывал осужденный по «делу АБТО» Богдан Голонков.

Он отбывает наказание в ИК-35, но в 2017 году попал в ЕПКТ соседней колонии.

По словам Голонкова, сотрудники этого учреждения избивали заключенных, в том числе — боксерскими перчатками, заставляли их приседать до изнеможения и угрожали сексуальным насилием.

«Такие манипуляции делают со всеми. Меня током не били — Ибодова забили током. До смерти. Другим мусульманам, например, сало в рот засовывают. Затыкают скотчем рот и бьют до тех пор, пока он сало не проглотит», — говорил на камеру Голонков. Он отмечал, что при издевательствах лично присутствовал на тот момент начальник ЕПКТ Емельянов. 

Адвокат Владимир Тирских, который представлял интересы Голонкова и долгие годы работает с жалобами заключенных хакасских колоний, отказался давать комментарии о происходящем сегодня в ЕПКТ.

«Я делаю свою работу, я больше всех все знаю, но публиковаться, о чем-то говорить — я не вижу в этом смысла. Я думаю, огласка уже более чем достаточная. Я десять лет назад говорил, что в этой колонии начнут людей убивать, и к этому все пришло.

Но, тем не менее, и руководство [колонии] все на месте, и руководство управления на месте. Вы думаете, это делалось все без ведома начальства? Но, тем не менее, все на месте. А если они все на месте, значит, это кому-то надо», — рассуждает адвокат.

Еще в ноябре 2016 года начальник управления ФСИН по Хакасии Ярослав Бажан получил от прокуратуры представление из-за нарушений в работе его подчиненных. Сегодня он по-прежнему возглавляет хакасское управление. 

Редактор: Дмитрий Ткачев

Источник: https://zona.media/article/2019/04/18/abakan-33

Меры взыскания в местах лишения свободы – СУС, БУР, ШИЗО, ДИЗО и другие

Начальник епкт

Места лишения свободы являются для осужденного серьёзным наказанием. Однако во время отбывания срока человек может вести себя далеко не так, как это предписано правилами – распивать спиртное, употреблять наркотики, перечить или даже нападать на сотрудников исправительных учреждений.

Если такие нарушения повторяются неоднократно, а выговоры и штрафы уже не останавливают заключённого, в ход идёт особый вид наказания, так называемая «тюрьма в тюрьме».

В зависимости от вида заключения и специфики нарушения осужденного могут упрятать в одно из таких суровых мест.

Поговорим об их разновидностях, что эти места собой представляют, а также узнаете расшифровку таких аббревиатур на зоне как СУС, ПКТ, БУР, ШИЗО, ДИЗО и других.

Оказываем юридическую помощь. Звоните

Источник: https://pravovoi.center/ugolovnoe-pravo/nakazanie/lishenie-svobody/kolonii/mery-vzyskaniya.html

Об утверждении Порядка создания, функционирования и ликвидации единых помещений камерного типа, Приказ Минюста России от 03 ноября 2017 года №224

Начальник епкт

В соответствии с частью шестой статьи 118 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1997, N 2, ст.198; 1998, N 2, ст.227, N 30, ст.3613, N 31, ст.3803; 1999, N 12, ст.1406; 2001, N 11, ст.1002, N 13, ст.1140, N 26, ст.2589; 2003, N 24, ст.2250, N 50, ст.4847; 2004, N 27, ст.

2711, N 35, ст.3607, N 45, ст.4379; 2005, N 6, ст.431, N 14, ст.1213, ст.1214, N 19, ст.1753, ст.1754; 2006, N 2, ст.173, N 3, ст.276, N 15, ст.1575, N 19, ст.2059; 2007, N 1 (ч.1), ст.36, N 24, ст.2834, N 30, ст.3756, ст.3808, N 31, ст.4011, N 41, ст.4845, N 49, ст.6060; 2008, N 14, ст.1359, N 29 (ч.1), ст.3412, N 30 (ч.2), ст.3616, N 45, ст.5140, N 49, ст.

5733, N 52 (ч.1), ст.6216, ст.6226; 2009, N 7, ст.791, N 23, ст.2761, ст.2766, N 29, ст.3628, N 51, ст.6162, N 52 (ч.1), ст.6453; 2010, N 8, ст.780, N 14, ст.1553, ст.1556, N 15, ст.1742, ст.1752, N 27, ст.3416; 2011, N 1, ст.16, N 7, ст.901, ст.902, N 15, ст.2039, N 27, ст.3870, N 45, ст.6324, N 49 (ч.5), ст.7056, N 50, ст.7362; 2012, N 10, ст.1162, N 14, ст.

1551, N 19, ст.2279, N 49, ст.6753, N 53 (ч.1), ст.7629, ст.7638; 2013, N 14, ст.1667, N 23, ст.2879, N 27, ст.3470, ст.3477, N 30 (ч.1), ст.4052, N 44, ст.5633, N 51, ст.6698, N 52 (ч.1), ст.6997; 2014, N 6, ст.558, N 19, ст.2301, ст.2309, N 26 (ч.1), ст.3369, N 48, ст.6652, N 49 (ч.6), ст.6928; 2015, N 10, ст.1410, N 13, ст.1806, N 14, ст.2016, N 17 (ч.4), ст.

2478, N 29 (ч.1), ст.4386, N 48 (ч.1), ст.6724; 2016, N 48 (ч.3), ст.6839; 2017, N 15 (ч.1), ст.2141, N 22, ст.3071, N 31 (ч.1), ст.4749, ст.4801), Указом Президента Российской Федерации от 13.10.2004 N 1313 “Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации” (Собрание законодательства Российской Федерации, 2004, N 42, ст.4108; 2005, N 44, ст.4535, N 52 (ч.

3), ст.5690; 2006, N 12, ст.1284, N 19, ст.2070, N 23, ст.2452, N 38, ст.3975, N 39, ст.4039; 2007, N 13, ст.1530, N 20, ст.2390; 2008, N 10 (ч.2), ст.909, N 29 (ч.1), ст.3473, N 43, ст.4921; 2010, N 4, ст.368, N 19, ст.2300; 2011, N 21, ст.2927, ст.2930, N 29, ст.4420; 2012, N 8, ст.990, N 18, ст.2166, N 22, ст.2759, N 38, ст.5070, N 47, ст.6459, N 53 (ч.2), ст.

7866; 2013, N 26, ст.3314, N 49 (ч.7), ст.6396, N 52 (ч.2), ст.7137; 2014, N 26 (ч.2), ст.3515, N 50, ст.7054; 2015, N 14, ст.2108, N 19, ст.2806, N 37, ст.5130; 2016, N 1 (ч.2), ст.207, ст.211, N 19, ст.2672, N 51, ст.7357; 2017, N 16, ст.2397, N 17, ст.

2549)
приказываю:
Утвердить прилагаемый Порядок создания, функционирования и ликвидации единых помещений камерного типа.

Министр
А.В.Коновалов

Зарегистрированов Министерстве юстицииРоссийской Федерации14 ноября 2017 года,регистрационный N 48890

Порядок создания, функционирования и ликвидации единых помещений камерного типа

УТВЕРЖДЕНприказомМинистерства юстицииРоссийской Федерации

от 3 ноября 2017 года N 224

I. Общие положения

1. Настоящий Порядок определяет процедуру создания, функционирования и ликвидации единых помещений камерного типа (далее – ЕПКТ).

2. ЕПКТ предназначены для содержания осужденных мужчин, являющихся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания (далее – осужденные).

II. Создание ЕПКТ

3. ЕПКТ создаются в исправительных колониях и тюрьмах (далее – ИУ), кроме колоний-поселений.

4. Для рассмотрения вопроса о возможности создания ЕПКТ начальником территориального органа ФСИН России инициируется направление мотивированного письма во ФСИН России.

5.

К письму территориального органа ФСИН России прилагаются документы, содержащие следующие сведения:

обоснование необходимости создания ЕПКТ;

наименование ИУ, при котором создается ЕПКТ, место его дислокации;

возможность обеспечения изоляции осужденных, содержащихся в ЕПКТ;
возможность привлечения осужденных к оплачиваемому труду;

наличие жилых и коммунально-бытовых помещений, необходимых для функционирования ЕПКТ;

оборудование инженерно-техническими средствами охраны и надзора;

обеспечение охраны, режима содержания и надзора за осужденными;

объем финансовых средств, необходимых для оборудования ЕПКТ;

схема размещения ЕПКТ.

6. Создание ЕПКТ осуществляется по согласованию со ФСИН России на основании решения начальника территориального органа ФСИН России, оформляемого приказом территориального органа ФСИН России.

7. На основании изданного территориальным органом ФСИН России приказа о создании ЕПКТ директор ФСИН России вносит Министру юстиции Российской Федерации предложение об изменении лимита наполнения ИУ с учетом лимита наполнения созданного ЕПКТ.

8. После изменения лимита наполнения ИУ, при котором создано ЕПКТ, директором ФСИН России вносятся изменения в штатное расписание ИУ.

III. Функционирование ЕПКТ

9. Перевод осужденных в ЕПКТ производится на основании постановления начальника ИУ о переводе осужденного в ЕПКТ при наличии документов, предусмотренных перечнем документов, необходимых для перевода осужденных в ЕПКТ (приложение).

Источник: http://docs.cntd.ru/document/555634922

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.