Наколки опущенных зеков

Тюремные тату. Значение тюремных тату. Эскизы и фото тюремных тату

Наколки опущенных зеков

Европейская традиция. На Западе татуировки изначально рассматривали, как нечто постыдное и преступное.

Это связано с проповедями христианских батюшек. Не секрет, что в Европе «правят» католицизм и православие.

С точки зрения обеих конфессий, узоры на теле – неповиновение Богу, неуважение к нему.

Небесный отец создал людей с чистым телом, по своему образу и подобию. Разрисовывать себя, значит, удаляться от Бога.

Такие проповеди действовали на благочестивую публику. Но, преступники, как правило, были богохульниками.

Поэтому, когда моряки привезли из Полинезии на Запад первые тату, их переняли, в основном, уголовные элементы.

Они и в 21-ом веке считают наколки неотъемлемой частью своей жизни. Рассмотрим, какими бывают тюремные тату и каковы их значения.

Значение тюремных тату

Тату тюремные и их значения – тема, которой посвящены целые книжные тома, к примеру, «Энциклопедия российских тюремных наколок».

Есть, так же, издания про нательные картины мексиканских, американских, итальянских заключенных. Сюжеты и их трактовки часто разнятся.

Совпадает одно. В тюрьмах, в отличие от мира за их пределами, наколки не делают лишь ради красоты. Добиться ее, порой, невозможно.

Где гарантия, что в колонии окажется профессиональный татуировщик с художественным образованием?

К тому же, не хватаем материалов. Именно поэтому, тюремные наколки черные. Цветных красок у заключенных нет.

На зоне каждый сюжет наколок имеет значение. Полный обзор можно найти, к примеру, в книге «Татуировки заключенных».

Это трехтомное издание написано Данциг Балдаевым. Он работал милиционером и охранником в колонии.

Это позволило мужчине изучить зековский фольклор, понять, что означают тюремные тату, собрать сотни фотографий. Рассмотрим наиболее популярные сюжеты.

Тюремные тату фото, среди которых много сюжетов с факелами. Их пламя символизирует преступное братство и дружбу в нем.

Хоть преступный мир и жесток, но и в нем, как известно, люди общаются, духовно сближаются. Не все теряют веру.

Есть категория заключенных, стремящихся к светлому будущему. Такие накалывают картины с птицами. Еще одни крылатые существа – ангелы. Они олицетворяют свободу.

Соответственно, обозначение тюремных тату с небесными духами – стремление вырваться на волю. Увидев ангела на теле заключенного, можно заподозрить, что он готовит побег.

Еще одна популярная на зонах тюремная тату звезды. Набивается, как правило, на коленях. Это болезненно из-за близости и подвижности суставов, отсутствия жировой прослойки.

Однако, в колониях, как известно, находятся суровые парни. Для них важнее символизм.

Он сводится к тому, что преступник ни перед кем не встает на колени. Так, судя по всему, поступает и Александр Емельяненко.

Известный в смешанных единоборствах спортсмен, по-видимому, имеет связь с криминальным миром.

Кроме звезд на коленях, Александр носит на теле около 10-ти татуировок из уголовного мира.

Есть и тюремные тату звезды на плечах. Они известны, как знак воров в законе. Однако, у наколки есть и второе значение – открытое противостояние тюремной администрации.

Такую наколку решаются наколоть лишь те, кого причисляют к преступной элите.

Продолжает список популярные тюремные тату крест. У него, так же, несколько значений. Первое связано с религией, верой во Христа.

Бес, как известно, может попутать любого. Не все преступники атеисты. Вторая трактовка наколок с крестами – ходка на зону.

Сколько посещений сего места, столько и знаков. Здесь они приобретают значение креста, поставленного на своей жизни.

Третье значение тату связано с желанием отомстить. Такой человек готов поставить крест уже на жизни кого-то другого.

Список востребованных на зоне тату завершим сюжетами с волком, открывшим пасть. Это символ оскала на власть.

Волков часто накалывают политзаключенные. Хотя, если причиной своих бед видит властьдержащих какой-нибудь вор, или маньяк, он тоже имеет право воспользоваться эскизом.

Оговорка лишь в том, что право это должны подтвердить так называемые старшаки из верхушки тюремной иерархии.

Если сделать рисунок без их ведома и одобрения, можно нарваться на проблемы.. Порой, незаслуженный сюжет попросту срезают вместе с кожей.

Виды тюремных тату

Есть три основных типа тюремных наколок. Самые престижные – регальные. Не трудно понять, что они отмечают заслуги заключенного, указывают на его привилегированность в преступном мире.

Элита позволяет себе найти художника, который сделает качественное и визуально привлекательное изображение.

Большинство же зеков носят портачки. Они накалываются самому себе подручными средствами.

Не удивительно, что портачки смотрятся схематично, просто, они наиболее распространены. К обсуждаемой категории относятся, к примеру, перстни. Их больше сотни. Не каждый сюжет прост для расшифровки.

Так, прямоугольный перстень со знаком доллара указывает на баклана, то есть, осужденного за злостное преступление. С деньгами, тем более, зарубежной валютой, оно может быть и не связано.

Перстни – тюремные тату на руках, а точнее, тюремные тату на пальцах. Как видно, есть деление наколок по местам их расположения.

Так, третью категорию рисунков-нахалок делают, как правило, в зоне ягодиц. Изображения наносятся насильно на тела так называемых опущенных.

Не секрет, к примеру, что в тюрьмах отыгрываются на педофилах. Есть ряд преступлений, призираемых даже среди тех, кто привык нарушать закон.

Однако, правила морали многим зекам не чужды. Наказывают и тех, кто пошел против уже тюремных законов.

Теперь, перейдем к делению наколок по областям нанесения. На тату тюремную на плечах рассчитывают лишь представители преступной элиты.

Расположение рисунков рождает параллели с погонами, а они, как известно, являются регальными знаками.

В интимных областях, как указывалось, носят татуировки лишь опущенные. Руки – нейтральная зона, позволенная, как заключенным среднего звена, так и элите.

Выбор мест для масштабных картин объясняется практически. Церкви с куполами, к примеру, могут поместиться лишь на груди, или спине.

Там картины и располагают. Интересна история тюремных куполов. Она берет начало во времена прихода к власти большевиков.

Они объявили преступниками священнослужителей. Тех из них, кто не пошел на соглашательство с новым правительством, отправляли в лагеря на Соловецких островах.

Там оказалось много верующих зеков. Вместе с батюшками, они создали движение в поддержку российской церкви. Заключенные носили нательные кресты, совершали православные обряды.

Прознав об этом, почувствовав угрозу, власти запретили любые проявления культа. Именно тогда распятия превратились в татуировки, храмы разместились на телах.

О современном значении наколок с крестами говорилось. Что же касается храмов, они ознаменовывают годы отсидки. Новый купол рисуется каждые 12 месяцев в тюрьме.

Остается упомянуть о татуировках на ногах. Рисунки на них наносятся, как правило, не в первую ходку.

Ноги – своеобразный резерв на случай, когда остальное тело уже сплошь покрыто наколками.

К тому же, нижние конечности всегда прикрыты одеждой. Это дает возможность нанести тайные знаки, которые увидят лишь единомышленники, хорошие знакомые.

Однако, есть и ряд рисунков, которые наносятся на ноги лишь из-за смыслового соответствия, к примеру, кандалы. Не на грудь же их повесить.

Источник: https://tvoi-uvelirr.ru/tyuremnye-tatu-znachenie-tyuremnyx-tatu-eskizy-i-foto-tyuremnyx-tatu/

Символы преступной жизни: татуировки заключенных в тюрьмах России

Наколки опущенных зеков

Это говорящая тату-история жизни, посвященной кровопролитию, насилию и внегласному моральному кодексу преступного мира России.

ЗК-тату – карта жизни

Различные тюрьмы имели разные тату-стили, чтобы показать маршрут бандита через систему тюрем. Существуют также различные татуировки, которые означают рейтинг носителей в воровской иерархии, подробно описывающие все его достижения и неудачи, его поощрения и понижения, его «прикомандирование» в тюрьму и его «передачи» на различные виды «работ».

Наказание за получение татуировки, которую человек не заработал, могло быть очень серьезным. В лучшем случае наколку удаляли наждачной бумагой, стеклом, кирпичом или бритвой. Если зек отказывался это сделать, его могли изнасиловать или убить. Иногда же татуировки делались принудительно, в качестве метода наказания, например, за карточный проигрыш или чтобы понизить статус заключённого.

Мужчины на фото – члены банды, севшие за различные преступления, включая наркотики, кражи, рэкет и убийство.

Надпись у мужчины слева на обоих руках гласит: «Живу грешно — Умру смешно».

Образы демонов и монстров направлены на то, чтобы запугать других заключенных и придать авторитетность носителю в пределах его круга. Немецкий шрифт под шеей у человека посередине и текст: «Бог с нами»; на левой руке: «Поторопись жить».

 Парусник на предплечье означает страсть к свободе и то, что носитель – потенциальный беглец. Осужденный справа имеет татуировку на плече: «Храни любовь»; на предплечье: «КРАБ»: Клянусь Резать Активистов и Бл*дей (я клянусь убивать активистов и блудниц).

 Роза на плече означает, что носителю исполнилось восемнадцать лет в тюрьме.

Значения ЗК тату

В отличие от пёстрой коллекции бессмысленных рисунков, каждая зк-татуировка имеет собственный смысл, и тот, кто его знает, может читать тюремные татуировки как биографическую справку о прошлом.

Уникальные фотографии преступников были сделаны в начале 1990-х годов фотографом Сергеем Васильевым после того, как он получил доступ в некоторые из самых строгих тюрем России на пике банд-войн, последовавших за распадом Советского Союза.

Властный вор «в законе». Тату на грудине – это портретная татуировка любимого человека. Текст в облаках слева и справа гласит: «Моя потерянная молодость»,  «Дайте мне свободу / я стану более честным»

Кинжал в шее означает, что хозяин татуировки убил и снова убьет за правильную цену, а количество капель крови на лезвии означает количество убийств, которые он совершил.

Эта фотография была сделана в кабинете Специального коменданта незадолго до окончания приговора осужденного. Ревущий тигр с оскалом на плече является символом агрессии вора, что распространено среди заключенных, которые враждебно относятся к властям.

Кинжал через шею показывает, что заключенный совершил убийство в тюрьме и что он склонен для дальнейших убийств.

 Колокола на ногах указывают, что он отсидел свое время полностью («от звонка до звонка»), наручники на лодыжках означают, что приговоры составляли более пяти лет.

 Звезда на коленках зк означает, что он отказывается встать на колени перед полицией.

Количество колючек на колючей проволоке означает годы в заключении. Сломанный наручник в тату говорит о том, что владелец татуировки вырвался из тюрьмы.

Татуировки на веках особенно уважали, потому что их делали, вставляя металлическую ложку под веко, чтобы «игла» не проникала в глаз.

Заключенный в татуировках демонстрирует свой гнев и горечь в отношении коммунистической власти; татуировки на лице означают, что он никогда не ожидает свободы.

Этот заключенный был осужден за преступления, связанные с наркотиками. Надпись по-немецки «Gott mit uns» гласит «Бог с нами» – лозунг как Российской империи, так и Третьего Рейха. Нацистский Железный Крест выражает: «Меня никто не заботит».

Эполет и паук на плечах обозначают высокопоставленного преступника. Текст, набитый через грудь гласит: «Господи, прости меня за слезы моей матери».

  • Эполетная татуировка (фото и значение)

Тату-надпись этого заключённого гласит: «Пока дышу – надеюсь». Человек в тюрбанах, сжимающий нож во рту, указывает на склонность к жестокости, садизму и негативное отношение к активистам – заключенным, которые открыто сотрудничают с тюремными властями.

  •  Аббревиатуры в криминальной татуировке (список)

Татуировки высокопоставленного, авторитетного вора.

В начале 1950-х годов в воровской среде стало привычным татуировать точки или маленькие кресты на суставах. Тюрьма – дом этого вора, где он имеет высшее звание в социальной иерархии воров.

  •  Перстни в криминальной татуировке и их значение

Тюремные татуировки этого человека показывают, что он был единственным несовершеннолетним заключенным в кругу воров, а также является «анти-социальным»: заядлым нарушителем тюремного режима, который полностью отказывается работать.

Татуировки этого осужденного были сделаны в лагерях Урала, где художники производили работу исключительного качества. Преступники часто пытались перевестись туда, чтобы получить качественные наколки.

Кованев утверждал, что был невиновен в этом преступлении. Каждая часть его тела была покрыта татуировками, многие его собственного дизайна. Глаза на животе означают, что он был гомосексуалистом (пенис – «нос» лица). В колонии Михаил стал наркоманом и впоследствии был убит.

Эполет, татуированный на плече, звёзды и религиозные татуировки на груди обозначают высокий уровень вора. Череп в центре эполета может быть расшифрован как: «Я не являюсь и никогда не буду рабом, никто не может заставить меня работать».

1992. Строгое исправительное колоние № 6 Челябинской области

Татуировка на плече паук в паутине может иметь разные значения: если паук поднимается по паутине, носитель татуировки полностью вовлечен в преступную жизнь, если спускается вниз, значит человек пытается покинуть преступный образ жизни.

Деймон Мюррей, издатель серии из трех книг под названием «Русская криминальная тату-энциклопедия», сказал: «Татуировки жестокого мира сами по себе обладали огромной честностью, они были важнее всего для преступника».

  • Расшифровка русских криминальных татуировок в картинках

Источник: https://foto-tattoo.ru/tatu-zk-ussr-vasiliev/

Читать

Наколки опущенных зеков
sh: 1: –format=html: not found

Александр Кучинский

Тюремная энциклопедия

Вместо предисловия

Законы пишутся людьми. Они же, люди, и преступают эти законы, и так, видимо, будет продолжаться до конца времен. Только Никита X. мог пообещать ошарашенным согражданам, что они, мол, скоро увидят последнего жулика (бойкие киношники, кстати, слепили по случаю фильм «Последний жулик»).

Нет, не исчезли… Ни в застойные, ни в перестроенные времена – не исчезнут и теперь, во времена разгула свободы (свободного разгула) и беспредельных возможностей (всевозможного беспредела).

Судимостями, задержаниями, вытрезвителями «охвачено» нынче едва ли не все население страны.

Милиционер на улице встречается чаще фонарного столба; водителя автомашины подстерегает притаившийся в кустах гаишник; к подвыпившему на свадьбе гражданину подкрадывается из-за угла «козлик» ПМГ… Наученный горьким опытом законопослушный гражданин спешит перейти на другую сторону улицы при виде милицейского наряда, помахивающего «дубинаторами»; вид автоматчика в подземном переходе вызывает боль в сердце и легкость в ногах. Это всего лишь кончики щупальцев гигантской правоохранительной системы, возлегающей в российских пространствах. Органы чувств ее – в кабинетах дознавателей и сыскарей, пищеварительные органы – в бесчисленных тюрьмах и лагерях всех режимов.

Кого только не переваривает тюрьма и зона!.. Впрочем, кого-то и действительно не может переварить.

За решеткой и колючкой можно встретить и профессора, и буквально неграмотного мужика, инженера и рабочего, карманника и медвежатника, мошенника и грабителя.

Кому тюрьма, а кому – мать родна… Один и за десять лет срока не может адаптироваться, войти целиком в ритм неволи; другой уже в КПЗ чувствует себя как рыба в воде.

Неприятием тюрьмы и зоны страдают в основном так называемые «интеллигентные» люди, севшие за махинации, по их мнению, вполне законные – без крови и взламывания сейфов, без отмычек и финских ножей.

Именно эта часть зековского населения (меньшая часть!) видит в окружающем большинстве только «уголовников», отказывая им в праве на общение; отказывая себе в постижении так называемых «понятий» тюрьмы и зоны, на которых построена вся общественная и личная жизнь.

В этой книге сделана попытка информировать читателя о том, что его ждет, если он, к примеру, не стерпит кабацкого оскорбления и ответит на него по большому счету. Придется немного посидеть – вот и предлагаем вам ознакомиться с подробностями быта и основополагающими принципами тюремно-зоновского бытия.

Читателю предлагается антология знаменитых побегов, которые могли бы войти (если уже не вошли) в «золотой фонд» преступного мира. На земном шаре не существует тюрем и прочих мест лишения свободы, которые не знали бы дерзких побегов и не менее дерзких попыток к бегству.

Штурмы тюремных стен, захваты заложников, подкопы, перелеты на самодельных агрегатах, коварные подмены и переодевания – все это ждет читателя в данной книге.

Основной совет вы прочтете немедленно, в предисловии – дабы он не затерялся где-нибудь между строк этой книги.

Основной совет

Люди, с которыми вам (не дай Бог, конечно) придется сталкиваться в тюрьме и зоне, уже осуждены земным народным судом, приговорены им, справедливым, к разным срокам наказания.

Постарайтесь не судить их второй раз; разглядите в них себе подобных; постарайтесь постичь сложные и простые одновременно «понятия»; оцените окружающий вас мир неволи как модель потустороннего общества; устраивайте быт уже в тюремной камере – тем легче будет все забыть.

Автор

Часть первая.

«От звонка до звонка»

Задержание, арест

Вряд ли найдется в пределах России хотя бы один человек, в той или иной форме не сталкивавшийся с органами правопорядка (милицией), прокуратурой, судом. Впрочем, едва ли найдется и семья, в которой бы «никто никогда не сидел». С 1917 года раскрутилась карательная машина «нового строя» и не может остановиться до сих пор.

Образы «колодников» и «каторжан в цепях» давно уже померкли перед страшными тенями жертв Соловков, Беломорканала, Магнитки, Колымы.

А зловещие фигуры Ягоды, Ежова, Берии, «железного Шелепина», Семичастного, Щелокова, Андропова начисто перекрывают идиллические равнозначные фигуры прошлого – от князя Ромодановского до рядового начальника контрразведки деникинской армии.

Начиная с 1961 года (принятие нового Уголовного Кодекса) «верхушечный беспредел» сменился беспределом средних и низовых звеньев.

Печально знаменитая 206 статья УК (хулиганка), по аналогу которой в царское время пороли розгами или держали до утра «в холодной», всосала в систему исправительно-трудовых учреждений многие тысячи перепуганных и удивленных граждан.

Семейные конфликты стали заканчиваться «отсидкой»; злостные алиментщики, после первого же срока, начинали обрастать иными «судимостями»; «тунеядка» (209), «нарушение паспортного режима» (196) – не счесть статей, поставлявших рабсилу в ИТК всех режимов.

Нынешний Уголовный кодекс по многим статьям предоставляет возможность заплатить штраф (ну, какие-нибудь жалкие 100 минимальных окладов), а если не в состоянии заплатить, то можешь (и должен) отправиться по этапу в места «не столь отдаленные».

К тому же гораздо больше стало поводов у «органов» для задержания гражданина – будь то отсутствие документов или наличие «толстой сумки» с «челночной» мануфактурой; присовокупим к этому «нетрезвый вид» – существует тенденция к задержанию граждан именно по «виду», а не по «состоянию».

Мягкая форма

Собственно задержание может производиться в мягкой и в жесткой форме. Ничего не подозревающий подследственный гражданин с подпиской о невыезде может быть «отправлен в ИВС (КПЗ)» – в случае, если он совершил преступление, за которое законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года. (См.

«Приложение».) Это основания, а поводы всегда найдутся.

Если вы не являетесь по повесткам (которые часто просто бросаются в почтовый ящик), исчезаете даже на короткий период из поля зрения следственных органов, продолжаете вести обычный образ жизни – например, кутите в ресторанах, раскатываете по городу на машине, встречаетесь с нежелательными (по мнению следствия) людьми, то вполне можете вместо подписки о невыезде получить наручники на запястья; из кабинета следователя вас уведут конвойные милиционеры. Останется лишь удивляться резкой перемене жизни: казалось ведь, так мирно беседовали с таким милым человеком, ничто не предвещало туч над головой. Это мягкая форма.

Жесткая форма

Задержанию в жесткой форме вы можете подвергнуться в любом месте: в квартире, в ресторане, на вокзале, на улице, в метро.

Обычно работники милиции, козырнув, просят предъявить документы. Рекомендуем не возмущаться: именно с возмущения «гражданина» начинается применение «жесткой формы» задержания.

Возмущение (в зависимости от характера задерживаемого) может перерасти в «сопротивление работникам милиции (печально известная 191 статья бывшего УК – ныне ст.

317, 318, 319); оторванные форменные пуговицы (или, упаси Боже, погон) могут послужить достаточным основанием для возбуждения уголовного дела, возникшего в общем-то на пустом месте, при полном отсутствии каких-либо преступных мотивов.

Задержание, арест относятся к так называемым мерам пресечения. Они применяются в отношении обвиняемого, а в исключительных случаях – в отношении подозреваемого в совершении преступления. Правда, закон не расшифровывает «исключительные случаи», оставляя это право за «исполнителем» – милицейским «опером», следователем или судом.

Не давайте поводов

В общем, не давайте поводов для изменения меры пресечения с «лучшей» на «худшую»; помните, что, находясь на свободе во время следствия, вы – гражданин одного мира; момент вашего препровождения в подвал (чаще всего) ИВС (КПЗ) – момент перехода в другой мир, в котором еще предстоит адаптироваться, избавиться от депрессии, привести в порядок разбежавшиеся мысли, упорядочить собственную логику и заново выработать сценарий ответов на вопросы следствия. А ведь несомненно, что в 90% случаев следствию намного выгодней (особенно в отношении впервые попавшихся) мера пресечения в форме ареста. Гражданин находится в полной, безраздельной власти «органов»; уже сам выход на допрос кажется ему переменой к лучшему: из темной камеры КПЗ – в светлое помещение с привинченной к полу табуреточкой…

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=48668&p=34

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.