Недопустимые доказательства в уголовном

Проблемы и последствия признания доказательств недопустимыми

Недопустимые доказательства в уголовном

Беленко, А. А. Проблемы и последствия признания доказательств недопустимыми / А. А. Беленко, П. А. Смыкова. — Текст : непосредственный // Новый юридический вестник. — 2019. — № 1 (8). — С. 40-42. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/113/3831/ (дата обращения: 21.11.2020).



На сегодняшний день, в условиях демократического государства особое внимание стало уделяться развитию институту доказывания в уголовном процессе. Актуальным аспектом данного института выступают проблемы допустимости доказательств. Допустимость доказательств по своей природе выступает как некое средство охраны и защиты человека и общества.

Уголовно-процессуальное законодательство [1] повышает требования к реализации принципа законности, тем самым устанавливая, что доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального кодекса, являются недопустимыми (ст.

75 УПК). Использование недопустимых доказательств запрещается. Кроме этого, такие доказательства не будут служить основанием для обвинения, и использоваться в целях доказывания каких-либо обстоятельств, при производстве по уголовному делу.

Законодатель говорит о том, что доказательства признаются недопустимыми по ходатайству подозреваемого и обвиняемого, а также по инициативе прокурора, следователя и дознавателя (ч.3 ст.88 УПК РФ). Как правило, факт того, что доказательства, которые получены по уголовному делу, по какому-либо основанию будут являться недопустимыми, не решает данный вопрос в целом.

Практика по уголовным делам, которая реализует положение о недопустимости доказательств, сталкивается с рядом проблем, чаще всего возникающих из-за пробелов в уголовно-процессуальном законодательстве.

Законодатель в статье 75 УПК РФ одним из оснований для признания доказательств недопустимыми устанавливает, что недопустимыми являются доказательства, которые были получены с иными нарушениями требований УПК РФ, но при этом не определяет конкретных признаков нарушений, которые позволяли бы оценивать доказательства, как недопустимые.

При анализе практики применения данного института можно заметить, что из-за такой законодательной регламентации признание доказательств недопустимыми в случае иных нарушений действующего законодательства, вызывает проблемы на практике.

К недопустимым доказательствам законодатель относит: показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде; показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности; предметы, документы или сведения, входящие в производство адвоката по делам его доверителей, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий, за исключением предметов и документов, указанных в части первой статьи 81 Уголовно-процессуального Кодекса; иные доказательства, полученные с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса.

Позиция Конституционного Суда РФ заключается в том, что в соответствии с УПК РФ устранение дефектных с процессуальной точки зрения доказательств должно осуществляться во время предварительного слушания.

Но иногда, случается так, что несоответствие доказательств требованиям закона не является очевидным и требует проверки при помощи других доказательств, и тем самым, допускается перенос рассмотрения вопроса о допустимости указанных доказательств в последующие этапы уголовного судопроизводства.

Аналогичной позиции придерживается и Пленум Верховного Суда РФ, который говорит о том, что суд, при решении вопросов о недопустимости доказательств по уголовному делу, должен по каждому конкретному случаю выяснять, в чем конкретно выражалось нарушение.

Комментируя историю появления данного положения, бывший заместитель Председателя Верховного Суда РФ А. Е.

Меркушов отметил, что такое разъяснение было сформулировано по многочисленным предложениям судов, поскольку во многих случаях «исключительно по формальным основаниям доказательство признавалось судом недопустимым и не выяснялось, в чем же конкретно выразилось нарушение. В результате ущемлялись конституционные права граждан, потерпевших от преступлений» [3].

Стоит также обратиться к Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» [2].

В данном нормативном акте говорится о том, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации), а также выполнения требований ст.

75 УПК РФ, в силу которой доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального законодательства, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.

В постановлении разъясняется что доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также, если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

Хотелось бы отметить тот факт, что на практике довольно часто встречаются случаи когда доказательства представлены с соблюдением всех установленных требований уголовно-процессуального законодательства, но получены они в ходе грубого нарушения некоторых конституционный прав человека и гражданина, то есть, при собирании таких доказательств к лицам, которые причастны к данному уголовному делу применялись различного рода действия, запрещенные законодательством, но процессуальное оформление таких действий оформляются по всем требованием уголовно-процессуального законодательства. В качестве примера можно привести случай применения психологических пыток сотрудниками РУВД Советского района г. Казани, совершенные в начале 2018г. Данные лица на протяжении достаточно долгого времени применяли к задержанным пытки, но при этом, сотрудниками правоохранительных органов были соблюдены все требования УПК РФ при оформлении следственных действий. Потерпевшим наносились удары, которые, при проведении соответствующих экспертиз, довольно сложно было установить и, соответственно, доказать. На основании вышесказанного можно сделать вывод о том, что, несмотря на нарушение конституционный прав граждан, данными лицами были соблюдены все процессуальные требования к форме. И доказательства признавались допустимыми до момента установления данного должностного преступления. Естественно, имелся факт утаивания подробностей сотрудниками РУВД. Наличие подобных преступлений говорит о несоответствиях норм уголовно-процессуального закона в части признания доказательств недопустимыми, так как имеют место нарушения конституционных прав человека и гражданина. На основании вышесказанного можно сделать вывод о том, что, несмотря на нарушение конституционный прав граждан, данными лицами были соблюдены все процессуальные требования к форме. И доказательства признавались допустимыми до момента установления данного должностного преступления. Естественно, имелся факт утаивания подробностей сотрудниками РУВД. Наличие подобных преступлений говорит о несоответствиях норм уголовно-процессуального закона в части признания доказательств недопустимыми, так как имеют место нарушения конституционных прав человека и гражданина. Подводя итоги следует сказать, что институт доказывания и доказательств в Уголовном процессе является достаточно дискуссионным предметом. Тем самым вопрос о допустимости доказательств является один из важнейших в теории и практике доказывания, он тесно связан с задачами охранительного типа судопроизводства, принципом охраны прав и свобод личности в уголовном процессе.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/th/9/archive/113/3831/

Недопустимые доказательства в уголовном процессе в ст 75 УПК РФ и признание

Недопустимые доказательства в уголовном

Уголовно-процессуальный кодекс включает понятие о допустимости и относимости доказательств. Во внимание судом принимаются исключительно факты, которые были получены законным путем.

Недопустимые доказательства в уголовном процессе – это сведения, полученные с нарушением всех правовых норм. Юридической ценности недопустимые доказательства не имеют, соответственно, на них не могут базироваться обвинение и решение суда.

Детально изучить суть понятия можно в ст.75 УПК РФ.

Определение недопустимости доказательств

Понятие недопустимость доказательств в уголовном процессе определяется, как неправомерные данные, добытые с нарушением всех действующих законов РФ в процессе расследования.

Порядок признания доказательств недопустимыми в уголовном процессе четко известен следователю и прокурору. Именно они имеют право по своей собственной инициативе признать доказательство недопустимым.

Это же может сделать и судья по ходатайству одой из сторон, если на то будут основания.

Законодатель не описывает, какие именно доказательства могут быть недостоверными, но дает характеристику видам сведений, которые можно расценивать как недопустимые. Согласно ст. 75 УПК РФ, к недопустимым относят такие доказательства:

  • свидетельства участников процесса, которые базируются на слухах, догадках, и неаргументированных фактах. Также не принимаются во внимание свидетельства, источник которых свидетель не может сообщить;
  • доказательства добыты лицом, неправомочным заниматься подобным делом. То есть информацию нашел и приобщил к делу человек, не имеющий отношения к правоохранительным органам или же следователь, который был отстранен от участия в производстве;
  • не принимаются во внимание показания, которые свидетель или обвиняемый давал в начале досудебного расследования, то есть находился без законного защитника, а также показания, которые на заседании суда он не подтверждает;
  • сведения, которые были добыты неправомерным путем, то есть с помощью шантажа, угроз, психического воздействия или под давлением. Доказательства, собранные подглядыванием или подслушиванием, тоже не могут быть приобщены к делу;
  • информация, полученная в процессе допроса несовершеннолетних, недееспособных и других личностей, которые не могут выступать в качестве источников информации, согласно УКРФ;
  • другие формы доказательств, которые были собраны или приобщены к делу с явным нарушением норм УПК.

Согласно нормам ст. 75 УПК, даже экспертизы и исследования специалиста не принимаются во внимание, если они были сделаны до возбуждения уголовного процесса, но имеют важность для дела.

Необходимо отметить, что само по себе доказательство приобретает юридическую силу, только после того, как оно будет правильно зафиксировано и приобщено к материалам дела.

Признание доказательства недопустимым в уголовном процессе может состояться, даже если оно было получено без каких-либо нарушений, но не отвечает требованиям относимости и достоверности.

Факт: описанные выше правила распространяются не на все доказательства, а только на сведения, уличающие лицо в совершении преступления.

То есть согласно 75 статье УПК РФ, недопустимость затрагивает только доказательства стороны обвинения.

Улики стороны защиты будут считаться допустимыми, даже если те добыты с нарушением установленных правил и не отвечают проверке на допустимость и относимость. Действует так называемая «асимметрия» доказательной базы.

Недопустимые доказательства УПК внедрили для того чтобы работники следственных органов выполняли свою работу в соответствии с законодательством.

То есть, чтобы они устанавливали справедливость, не выбивая «правду» из подозреваемых для того чтобы поскорее закрыть дело, или не уличая в преступлении невиновных, которые не могут отстоять свои права в полной мере, а привлекая к ответственности действительно людей, совершивших нарушение закона.

Источники, которые могут быть признаны ненадежными

Известно, что доказательства могут быть вещественными и личными, то есть, полученными в процессе языкового изложения информации. Для того чтобы правоохранительные органы могли четко отграничивать наговоры и слухи, каждый факт должен быть проверен на достоверность.

Считаются ненадежными сведения, которые получены от самого обвиняемого, так как тот может намеренно запутывать следствие, чтобы затянуть вынесение приговора и привлечение к ответственности. Ненадежными будут доказательства, полученные от близких родственников потерпевшего или обвиняемого.

Дело в том, что близкие друзья, товарищи или родственник могут говорить, что угодно, чтоб отбелить репутацию своего знакомого.

Недопустимый тип доказательств может быть получен также от лиц, не отвечающих за свои действия и слова ввиду психического расстройства или других физических отклонений организма, которые мешают человеку трезво оценивать ситуацию и размышлять.

Статья 75 УПК говорит о том, что недопустимо использовать материалы, которые исходят из неподверженных источников информации, то есть информация имеется, а кто говорил и при каких обстоятельствах, не известно.

Не принимается во внимание также доказательство, исходящее от лица, которое не хочет указать своего информатора.

Информация, полученная в процессе допроса лиц, не предупрежденных о праве не свидетельствовать против своих близких, тоже в судопроизводстве может быть признана недопустимой.

Отдельно хотелось бы отметить процесс приобщения доказательств, полученных от экспертов.

В уголовный процесс нередко привлекают специалистов конкретной отрасли для получения неких разъяснений или оценочных суждений по вопросам.

Доказать вину субъекта невозможно, порой даже при наличии экспертизы, уличающей его в преступлении.
Судья может признать заключение эксперта недопустимым доказательством, если:

  • тот некомпетентен в этом вопросе или имеет низкий уровень квалификации;
  • приобщил свое мнение в процедуру исследования и описания результатов;
  • ранее участвовал в деле, как консультант и имеет свой интерес в исходе дела.

По ходатайству одной из сторон эксперт может быть отстранен от проведения экспертизы или исследования, если судья расцените его обоснованным.

Порядок признания улик и доказательств недопустимыми четкий для всех.

Даже если доказательства отображают важную для следствия информацию или подтверждают вину конкретного субъекта, в суде рассматриваться они не будут до тех пор, пока не примут процессуальный вид.

Даже документы, которые заверены нотариально, то есть имеют уже по факту юридическую силу, не будут рассматриваться как доказательство, если они не зафиксированы в материалах дела.

Порядок исключения улик из дела

Перед тем как дело переходит от следователя в суд, необходимо составить обвинительное заключение.

Этот документ является самым важным, ведь именно по описанным там фактам человека привлекают к ответственности.

Достаточно часто следователь допускает ошибки при составлении заключения, и его согласно законодательству, нельзя допускать для рассмотрения в судебном порядке.
Оспорить заключение можно, если:

  • факты в его содержании заменены выводами следователя, но при этом подобные выводы ничем не аргументируются, и не подтверждаются;
  • имеет место искажение информации, полученной от свидетелей, потерпевшего или других участников процесса, путем внедрения новых фактов и обстоятельств по делу;
  • в заключении есть цитаты, которые носят исключительно обвинительный уклон. Пока вина человека недосказана в суде, действует презумпция невиновности, и обвинять в чем-то безосновательно – грубое нарушение;
  • считается нарушением отсутствие в заключении доводов в пользу обвиняемого;
  • в заключении перечень доказательств представлен без описания. Каждая даже самая маленькая улика, должна иметь процессуальный статус и быть четко описана, ее приобщение к делу должно быть аргументировано.

Если заключение составлено с ошибками, его необходимо оспорить, составив соответствующее заявление на имя прокурора или судьи. Все данные должны быть проверены адвокатом, только так вы сможете себя защитить от недостоверных и необоснованных обвинений.

Чтобы исключить другую улику из материалов дела, которую сторона читает недопустимой, необходимо также составлять ходатайство об исключении доказательства. В своем обращении на имя судьи необходимо указать основание для признания улики неправомочной.

Суд удовлетворяет или отклоняет ходатайство, чаще все же факты исключаются из дела. Регулирует это процессуальное действие ст. 235 УПК РФ. Иногда судья для принятия решения по ходатайству, может вызвать свидетеля, который имеет прямое отношение к недопустимой улике.

Если сторона-оппонент не против исключения улики из материалов дела, то ее во внимание больше не принимают. В случае, если сторона защиты настаивает на удалении улики, то прокурор, как главный обвинитель, будет настаивать на обратном.

Если другой фигурант заседания против удаления или за ее удаление из материалов дела, то свою позицию он должен отстаивать самостоятельно.

В случае, если дело рассматривается в суде присяжными, никто их участников рассмотрения ходатайства об удалении улики, не должен распространять информацию о том, какая именно улика была признана недопустимой, иначе это повлечет за собой неправомерные последствия.

Существуют в судебной практике прецеденты, когда доказательства, добытые незаконным путем, признавались допустимыми, так как сторона защиты подавала соответствующе прошение.

К большому сожалению, все же больше случаев в судопроизводстве, когда доказательства недопустимые таковыми не признаются и на них базируется приговор.

Конечно, это не правильно, и нарушает все установленные нормы законодательства, но для этого и существует возможность подавать апелляцию на решения суда, который принял во внимания недостоверные факты и сведения.

Оцените публикацию, это поможет нам стать лучше: (1 5,00 из 5)
Загрузка…

Источник: https://yurister.ru/ugolovno-protsessualnyy-kodeks/nedopustimye-dokazatelstva-v-ugolovnom-protsesse.html

Недопустимые доказательства в уголовном процессе: проблемы правоприменения — novaum.ru

Недопустимые доказательства в уголовном

Ключевые слова: ДОПУСТИМЫЕ И НЕДОПУСТИМЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА; МАТЕРИАЛЫ ПРОВЕРКИ; СЛЕДСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ; ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА; ИССЛЕДОВАНИЕ; ОЦЕНКА ФАКТОВ; ADMISSIBLE AND INADMISSIBLE EVIDENCE; MATERIALS OF VERIFICATION; INVESTIGATIVE ACTIONS; EXPERT OPINION; RESEARCH; EVALUATION OF FACTS.

Аннотация: В данной статье рассмотрены актуальные проблемы правоприменения уголовно-процессуальных норм при признании доказательств по уголовному делу недопустимыми. Рассматривается ряд особенностей, касающихся оценки допустимости доказательств. В частности, исследуются причины, основания и критерии признания доказательств недопустимыми при проведении следственных действий, а также при рассмотрении уголовных дел в суде.

Актуальность данного исследования. Недостаточное правовое регулирование свойства допустимости доказательств, а также неопределенный характер некоторых положений действующего УПК РФ, касающихся вопросов допустимости доказательств, повлекли неоднозначное понимание как учеными-процессуалистами, так и правоприменителями.

Одной из основных современных проблем, касающихся свойства допустимости доказательств, следует отметить то, что в законодательстве отсутствуют критерии определения недопустимого доказательства, что и послужило основной целью провести данное исследование.

Основной текст. Базис доказательного права состоит в том, что законодательно закреплены принципы, что каждое доказательство оценивают, исходя из критериев относимости, допустимости, достоверности, а в совокупности собранных доказательств свойственна характеристика достаточности, чтобы разрешать уголовные дела.

Законодателем признается исключительная важность соблюдать требования, которые включают допустимость доказательств, обеспечение прав, законных интересов личности на уровне уголовного процесса. На это указывает запрет, который прописан в ч. 2 ст.

50 Конституции РФ, и относится к использованию доказательств, которые получили при нарушении федерального закона, в том числе, в ч. 3 ст. 7 УПК РФ и в ст.75 УПК РФ [2].

Допустимость – это приоритетное свойство доказательства, его оценка и исследование требуют внимание при судебном заседании. При условии состязательного судопроизводства, участники процесса предпринимают действия, чтобы доказать свою позицию допустимости рассматриваемого доказательства, а вот мнения сторон, в данном случае, определенно разные.

На основании действующего положения статьи 75 УПК РФ, удалось установить, что те доказательства, которые удалось получить, нарушая УПК РФ, недопустимы в применении.

Но определенно-установочных признаков этих нарушений в законе нет, также отсутствуют ссылки на определенные нормы права, которые указывают на конкретные доказательства и как они становятся юридически ничтожными по этому критерию [3, c.42].

При рассматриваемой правовой расплывчивости нельзя однозначно описать исследуемые нормы, также с юридически-обоснованной точки зрения применить их на практике.

По всей видимости, это отражено в судебных решениях, поскольку нельзя рассматривать конкретно обоснованные доводы по отношению к исключениям по тому или иному доказательству, на основании того, что они не соответствуют статье 75 УПК РФ [2].

Ключевой принцип юридической ничтожности или допустимость доказательств состоит в соблюдении со стороны правоохранительных органов гарантированных конституционных прав и свобод граждан, которые принимают участие в следственных действиях.

В результате этого, необходимо провести расширение перечня признаков недопустимых доказательств в ч. 2. ст.

75 УПК РФ, обратив внимание на то, что недопустимые доказательства – это доказательства, которые были получены, нарушая гарантированные законом права и свободы участников уголовного процесса.

Законодательно, положениями ч. 2 ст. 75 УПК РФ закреплены некоторые критерии по недопустимым доказательствам, когда за основу берут принципы формирования ч. 2 ст. 381 УПК РФ, но этот перечень не только недоработан, и однобок, но и указывает на факт законодательной несостоятельности рассматриваемых норм.

На основании этого, актуальная задача доказательного права состоит в разработке конкретного перечня нарушений в уголовно-процессуальных нормах, которые допускают, собирая, проверяя, оценивая доказательства, где содержится ряд безусловных оснований, чтобы признать доказательство недопустимым.

Общая причина, на основании которой доказательство считается юридически ничтожным, состоит в том, что их получают законодательно неуполномоченные лица. Право производства следственных действий принадлежит только должностным лицам, которые указаны в УПК РФ, обладают процессуальными полномочиями на производство данных действий.

Следственные органы должны полноценно считаться с правовыми положениями Конституционного Суда РФ в отношении разъяснений уголовно-процессуальных норм, обеспечивая права и свободы участников уголовного судопроизводства.

Таким образом, чтобы признать доказательства недопустимыми, следователь предоставляет возможность для субъектов уголовного права реализовывать свое конституционное право на получение квалифицированной защиты.

В данной связи следует брать во внимание и формально-процессуальные положения лиц, по отношению к которым осуществляют уголовные преследования, а также их фактический статус.

При этом направленные против конкретного субъекта уголовного преследования изобличительные действия, свидетельствующие о наличии подозрения против него, а также реализуемые в отношении данного лица следственные процедуры могут подтверждаться актом о возбуждении уголовного дела применительно к данному субъекту.

И в силу данных обстоятельств такому субъекту уголовного преследования должно быть немедленно предоставлено право обратиться за помощью к защитнику профессионалу. В частности, такая возможность должна быть предоставлена лицу, не являющемуся обвиняемым или подозреваемым на основании положений ч. 1 ст. 47 и ч. 1 ст.

46 УПК РФ, однако в связи с наличием в уголовном деле данных о его причастности к совершению преступления, предъявляемому для опознания потерпевшему.

В противном случае, выделяют ряд объективных предпосылок, которые признаны как недопустимые доказательства результатов следственных действий, которые проводят, не учитывая указанные обстоятельства. Нарушая установленный порядок по получению и фиксации доказательств, это также рассматривают в качестве существенного признака их недопустимости [4].

Проанализировав ряд уголовных дел, удалось установить, что основная причина нарушения УПК РФ в процессе сбора доказательств состоит в несоблюдении со стороны следствия регламентированной процедуры по их получению, фиксации, а также из-за расплывчивости правовых норм. По этой причине, необходимо проводить объективную конкретизацию принципиальных аспектов по исключению доказательной информации из следственного процесса.

Любому преступлению, уголовному делу свойственны индивидуализирующие их признаки, уникальные особенности.

Специфическая составляющая преступления содержится и в явных фактах, которые указывают на противоправные действия, и в скрытых нюансах, которые оказывают определенное влияние на то, чтобы переоценить имеющиеся по делу доказательства.

По этой причине, исключительная важность состоит в объективном и беспристрастном взгляде дознавателя к мельчайшим деталям, обстоятельствам совершенного преступления.

По всей видимости, способы по получению фактических сведений расследуемого дела юридически зависят от установленных процессуальных рамок, на основании чего, понятие допустимости – не есть признак непосредственных доказательств, поскольку в нем собраны качественные характеристики формы его приобретения следователем.

Из-за этого, понятия допустимость и недопустимость доказательств соотносятся не с их качественными свойствами, а в отношении возможностей или невозможностей применять доказательства, которые были добыты при нарушении установленных требований. Этот вывод важно брать за основу, исследуя доказательства, так как порой, вместо оценки фактических сведений уголовного дела, доказательного значения, обращают внимание на оценку соответствия процедуры их получения и требований закона.

Исследуя судебную практику, разрешая вопросы признания доказательства недопустимым, делают вывод, что необходимо вырабатывать единый подход к решению этой категории дел, применяя в определенном роде прецедентное право.

Этот вывод сформулирован на основании того, что неприемлемы абсолютно противоположные выводы в судебных приговорах, где рассматривают одни и те же нарушения закона, когда суды в одном случае признают доказательство допустимым, а в другом – нет.

Чтобы решить эту проблему, нужно прибегнуть к унификации судебной практики, реформируя перечень значимых нарушений закона, которые приводят к категоричным выводам о том, какие доказательства недопустимы.

На основании проведенного исследования, заостряют внимание законодателя на то, что необходима модернизация действующих уголовно-процессуальных норм, оценивая и исследуя доказательства, исходя из признака их допустимости.

Выводы. Таким образом, представляется важным разработать и законодательно закрепить конкретный перечень нарушений требований УПК РФ, ведущих к признанию доказательств недопустимыми при их формировании, проверке и оценке.

Также представляется необходимым дополнить положения ч. 2 ст.

75 УПК РФ, включив в перечень безусловно недопустимых доказательств показания участников уголовно-процессуального производства, полученные с нарушением их конституционных прав и свобод.

Кроме этого, считаем целесообразным расширить ч. 1 ст. 80 УПК РФ посредством внесения предписания, что заключение эксперта должно быть императивным и неоспоримым, а в случае наличия у него объективных сомнений, при ответе на поставленные вопросы, оно не может считаться допустимым доказательством по уголовному делу.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.