Незаконное преследование предпринимателей

Особенности рассмотрения уголовных дел в отношении предпринимателей: разъяснения ВС РФ

Незаконное преследование предпринимателей

В целях исключения возможности использования уголовного преследования для давления на бизнес в законодательстве предусмотрены дополнительные гарантии обеспечения прав и законных интересов предпринимателей, привлекаемых к уголовной ответственности.

В частности, определено, что ряд преступлений в сфере предпринимательства являются делами частно-публичного обвинения, то есть возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя – например, мошенничество, а также присвоение или растрата (ч. 3 ст. 20 УПК РФ).

Установлен особый порядок признания предметов и документов вещественными доказательствами по делам об экономических преступлениях: определены четкие сроки вынесения соответствующего постановления, а также возвращения изъятых предметов и документов (ст. 81.1 УПК РФ).

Кроме того, в некоторых случаях возмещение предпринимателями причиненного ущерба является самостоятельным основанием для освобождения от уголовной ответственности (ст. 76.1 УК РФ).

По данным Судебной коллегии ВС РФ по уголовным делам, число осужденных за совершение преступлений в сфере предпринимательства и иной экономической деятельности сократилось за пять лет в четыре раза: с 8000 человек в 2010 году до 2032 в 2015 году.

Тем не менее это всего 0,2% от общего числа предпринимателей, дела в отношении которых были направлены в суды. За первое полугодие 2016 года было осуждено около 1000 человек, примерно четверть из которых освобождены судом от ответственности.

Эти данные свидетельствуют о том, что практика необоснованного уголовного преследования предпринимателей все же сохраняется.

В связи с этим ВС РФ подготовил разъяснения о том, как следует применять соответствующие нормы Уголовного кодекса и Уголовно-процессуального кодекса (Постановление Пленума ВС РФ от 15 ноября 2016 г.

№ 48 “О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности”; далее – Постановление № 48).
 

Особенности досудебного производства

Как отмечалось выше, уголовные дела о мошенничестве (ст. 159-159.3, ст. 159.5 УК РФ), присвоении или растрате (ст. 160 УК РФ), причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст.

165 УК РФ) возбуждаются только по заявлению потерпевшего, если эти деяния совершены ИП или юридическим лицом в связи с осуществлением предпринимательской деятельности.

ВС РФ уточнил, что в случае, когда потерпевшим является коммерческая организация, такое заявление подается ее единоличным руководителем, руководителем коллегиального исполнительного органа (например, председателем правления) или лицом, уполномоченным на представление интересов организации в уголовном судопроизводстве (п. 3 Постановления № 48).

Если же в совершении какого-либо из указанных преступлений обвиняется сам руководитель коммерческой организации, дело может быть возбуждено по заявлению органа управления, который, согласно уставу, назначает руководителя и прекращает его полномочия (к примеру, совета директоров). Данный орган может уполномочить иное лицо на обращение с заявлением о возбуждении дела в отношении руководителя.

При избрании меры пресечения судьям необходимо помнить, что заключение под стражу не применяется к подозреваемым и обвиняемым в совершении целого ряда преступлений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, среди которых: незаконное предпринимательство, специальные составы мошенничества и др. (ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ). Исключение составляют случаи, когда дело возбуждается в отношении лица, не имеющего постоянного места жительства в России, либо нарушившего ранее избранную меру пресечения, либо скрывшегося от органов предварительного следствия, а также когда личность подозреваемого или обвиняемого не установлена. Но даже при наличии любого из этих обстоятельств суды обязаны обсудить возможность применения более мягкой меры пресечения в каждом конкретном деле, подчеркнул ВС РФ (абз. 2 п. 6 Постановления № 48).

Кроме того, Суд пояснил, что если перечисленные в ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ преступления совершены ИП или членом органа управления коммерческой организации в соучастии с лицами, которые не являются предпринимателями, то последние также не могут быть арестованы (п. 8 Постановления № 48).
 

Специальный состав мошенничества

Особое внимание ВС РФ обратил на мошенничество в сфере предпринимательской деятельности (ч. 5 ст. 159 УК РФ). Напомним, такой специальный состав был возвращен в УК РФ летом текущего года (существовавшая ранее ст. 159.4 УК РФ утратила силу с 11 июля 2015 года в связи с признанием ее неконституционной).

Данное деяние заключается в преднамеренном неисполнении договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, повлекшем причинение значительного ущерба – более 10 тыс. руб. Речь идет только о договорах, сторонами которых являются ИП и (или) коммерческие организации (примечание 4 к ст. 159 УК РФ).

По мнению Суда, преднамеренным является умышленное полное или частичное неисполнение обязательств в целях хищения чужого имущества или приобретения права на него путем обмана или злоупотребления доверием другой стороны.

При этом обязательно должен быть доказан прямой умысел на совершение таких мошеннических действий (п. 9 Постановления № 48).

“Жалобы, поступающие в аппарат бизнес-омбудсмена, показывают, что умысел на хищение доказывается не всегда, хотя именно его наличие позволяет отделить мошенничество от гражданского правонарушения, которое совершается по вине стороны обязательства, – отмечает руководитель Экспертно-правового центра Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Алексей Рябов. – Например, когда предприниматель в отсутствие у него необходимого объема денежных средств вынужден выбирать, с кем рассчитаться: с бюджетом, с работниками или с контрагентами, речь не идет об уголовном преступлении”.

О наличии прямого умысла могут свидетельствовать такие обстоятельства, как, например, отсутствие у лица реальной возможности исполнить обязательство, использование при заключении договора фиктивных или поддельных документов, сокрытие информации о задолженности стороны и залоге имущества, а также распоряжение полученными по договору средствами в личных целях. Однако наличие какого-либо из указанных обстоятельств само по себе не может свидетельствовать об умысле на совершение преступления, суд должен оценивать совокупность всех доказательств, подчеркнул ВС РФ.
 

Освобождение от ответственности

В декабре 2011 года Уголовный кодекс был дополнен положением, предусматривающим специальное основание для освобождения от уголовной ответственности лиц, впервые совершивших определенные экономические преступления (ст. 76.1 УК РФ). Таковыми признаются лица, не имеющие неснятой или непогашенной судимости по тем же статьям на момент решения судом вопроса о возможности такого освобождения (п. 11 Постановления № 48).

Условием освобождения от ответственности за неуплату налогов или сборов (ст. 198-199.1 УК РФ) является возмещение в полном объеме ущерба, причиненного бюджетной системе РФ. Это значит, что до назначения судебного заседания по соответствующему делу должны быть уплачены все недоимки, пени и штрафы (ч. 2 ст. 28.1 УПК РФ).

Предприниматели отмечают, что на практике некоторые суды принимают в качестве подтверждающих факт возмещения причиненного ущерба только документы налоговых или иных уполномоченных органов о поступивших средствах.

В связи с этим ВС РФ уточнил, что соответствующим подтверждением являются и документы, удостоверяющие факт перечисления денег в счет задолженности налогоплательщика, например платежное поручение или квитанция с отметкой банка (п. 12 Постановления № 48).

Также Суд указал, что частичное возмещение ущерба, равно как и полное, но осуществленное после назначения судом первой инстанции судебного заседания, не могут быть основанием для освобождения от ответственности, но признаются смягчающими наказание обстоятельствами.

О том, как соотносятся налоговая и уголовная ответственность, узнайте в “Энциклопедии решений. Налоги и взносы” интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный

доступ на 3 дня!

Получить доступ

Освобождение от ответственности за совершение преступлений, перечисленных в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, а именно: сокрытие денежных средств либо имущества организации или ИП, за счет которых должно производиться взыскание налогов и сборов, уклонение от уплаты таможенных платежей, неправомерное использование инсайдерской информации и др.

, возможно при соблюдении нескольких условий. В частности, при возмещении причиненного ущерба и внесении в федеральный бюджет денежного возмещения в размере двукратной суммы ущерба либо при перечислении в бюджет полученного в результате совершения преступления дохода и денежного возмещения, равного двукратному размеру этого дохода.

ВС РФ отметил, что размер ущерба определяется на основании договоров, первичных учетных документов, выписок по расчетным счетам и т. д., в том числе путем проведения судебной экспертизы.

При определении величины денежного возмещения доходом признаются не только денежные средства в любой форме (наличные, безналичные, электронные деньги), но и имущество, имущественные права, ценные бумаги и др. (п. 15 Постановления № 48).

Суд подчеркнул, что освобождение от ответственности за совершение этих преступлений возможно при возмещении ущерба и перечислении всех необходимых денежных средств в бюджет вплоть до удаления суда в совещательную комнату (абз. 2 п. 14 Постановления № 48).

Очень важен вывод ВС РФ о том, что ст. 76.1 УК РФ является определенной дополнительной гарантией для предпринимателей и не исключает возможности их освобождения от ответственности по другим основаниям.

Суд указал: если лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности, не выполнило все требования указанной статьи, оно не лишено права ходатайствовать об освобождении от ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ), примирением с потерпевшим (ст.

76 УК РФ) или назначением судебного штрафа (ст. 76.2 УК РФ). Суд может удовлетворить соответствующее ходатайство предпринимателя при выполнении им предусмотренных данными статьями условий (п. 16 Постановления № 48).

Надо отметить, что раньше Суд придерживался другого мнения, полагая, что единственным основанием для освобождения лица, совершившего преступление небольшой или средней тяжести в сфере экономической деятельности, является выполнение всех закрепленных в ст. 76.1 УК РФ требований (п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 г. № 19 “О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности”; далее – Постановление № 19).

Однако подробный анализ уголовно-правового законодательства показал, что ст. 76.1 УК РФ была введена в качестве дополнительной гарантии в отношении лиц, совершивших преступления в сфере экономической деятельности.

При этом закон не предусматривает каких-либо ограничений для освобождения указанных лиц от ответственности по другим основаниям, установленными до вступления в силу этой нормы, отметил заместитель Председателя ВС РФ, председатель Судебной коллегии ВС РФ по уголовным делам Владимир Давыдов, представлявший проект нового постановления на заседаниях Пленума ВС РФ.

“Основания освобождения от ответственности как между собой, так и по отношению к ст. 76.1 УК РФ не могут соотноситься как общие и специальные нормы, хотя бы в силу того, что положения ст. 75, ст. 76, ст. 76.2 УК РФ распространяются исключительно на преступления небольшой и средней тяжести, а 76.1 УК РФ – еще и на тяжкие преступления.

Кроме того, если в первом случае освобождение от ответственности составляет дискрецию правоприменителя, то в последнем лицо обязательно должно быть освобождено от ответственности, если выполнены все необходимые условия”, – подчеркнул заместитель ВС РФ.

В связи с этим п. 16 был исключен из Постановления № 19 (п. 21 Постановления № 48).

Документы по теме:

Источник: https://www.garant.ru/article/1021100/

Без арестов и изъятий: силовикам запретят разорять бизнесменов

Незаконное преследование предпринимателей

Руководители силовых ведомств подписали документ «Об усилении прокурорского надзора и ведомственного контроля» за органами, осуществляющими оперативно-разыскные мероприятия, дознание и предварительное следствие. Он нацелен на сокращение количества нарушений закона при расследований дел, затрагивающих интересы бизнеса. Об этом сообщает «Коммерсант» со ссылкой на собственные источники.

Подписи под ним, по данным СМИ, уже поставили генпрокурор Игорь Краснов, председатель СКР Александр Бастрыкин, директор ФСБ Александр Бортников, министр внутренних дел Владимир Колокольцев и глава ФТС Владимир Булавин. Как объяснил «Газете.Ru» специалист в области уголовно-правовой защиты бизнеса, адвокат Дмитрий Горбунов, это означает, что нововведения уже вступили в силу.

«С точки зрения права данный документ — это или совместный приказ или межведомственная инструкция. Иной вариант документа не будет иметь правовой императивной силы к исполнению. Какой-либо особой процедуры вступления в силу ничто из перечисленного не требует», — пояснил он. 

Что касается содержания самого документа, то, по мнению юристов, оно окажет существенную поддержку предпринимателям, попавшим в затруднительную ситуацию. Так, по мнению бизнес-юриста, адвоката Екатерины Антоновой, в первую очередь снизится давление на бизнес со стороны силовиков.

«Ранее механизмы помощи предпринимателям, попавшим под уголовное преследование, практически не действовали. Или действовали в единичных случаях. Поэтому введение таких изменений — очень хорошая новость для бизнеса и для его защитников. Они будут гарантом дополнительного контроля за правоохранительными органами», — отметила она.

При этом адвокат Горбунов не согласен с коллегой – по его словам, подобные ограничительные меры существовали в различных подзаконных нормативных актах и нормах федерального законодательства и ранее, однако им никто не следовал. Теперь их просто сведут в один документ.

«Существенно лучше вряд ли станет.

Эффект от такой публичной попытки навести порядок в рядах тех, кто обязан следить за порядком, будет равнозначен попыткам запретить избрание меры пресечения в отношении предпринимателей (ч. 1.1 ст.

108 УПК РФ). Практика показывает, что декларативные запреты, даже несмотря на наличие множественных соответствующих разъяснений ВС РФ, не спасают ситуацию», — отметил юрист.

«Человека делают фактически банкротом»

В частности, одна из поправок запрещает проведение оперативно-разыскных мероприятий в том случае, если они приведут к вмешательству в гражданско-правовые отношения.

Речь идет об изъятии документов и носителей информации, касающихся хозяйственной деятельности – то есть всего рабочего процесса той или иной фирмы или предприятия.

Оригиналы, например, можно будет забрать только в том случае, если они будут нужны для исследования в процессе доследственной проверки или при возбуждении дела.

Самим предпринимателям при этом должны оставляться копии всего изъятого – условия для копирования также обеспечивают правоохранительные органы.

В других случаях их сотрудники будут ограничиваться получением копий интересующих их сведений.

Забирать у подследственного предметы, не имеющие отношение к проверке, также запретят – исключение составит только «запрещенка», которую нельзя распространять как в России в целом, так и просто из-за отсутствия лицензии.

Как объяснила «Газете.Ru» Екатерина Антонова, ранее при проведении оперативно-разыскных мероприятий сотрудники правоохранительных органов могли изъять вообще все документы предпринимателя, обрекая его на невозможность продолжения деятельности. Однако с учетом нового подхода ведомств, эта ситуация должна измениться в корне.

«Сейчас при изъятии всей документации человека делают фактически банкротом. А в том случае, если будут давать копии, предприниматель сможет продолжать свою деятельность — он не теряет документы, не нарушаются права лиц, которые связаны с этим предпринимателем», — отметила адвокат.

Тем не менее, по словам Горбунова, эффекта от такого нововведения вероятнее всего не будет.

«Бизнес и защитники получили повод ссылаться на документ, который имеет пока непонятную правовую силу и форму, а силовики повод для поиска средств его обхода. Как им решать цели и задачи своей профессии при таких условиях нового документа? Пример ранее вводимых защитных мер показывает, что способ обойти запрет всегда найдется», — подчеркнул адвокат.

В документе также прописан запрет для правоохранителей забирать предметы и бумаги, которые относятся к деятельности предприятия, но принадлежат людям, которые не являются ни подозреваемыми, ни обвиняемыми. Исключение составят только те вещи, которые будут рассмотрены как доказательства по уголовному делу.

Однако подобная формулировка дает правоохранителям возможность признавать необходимым для доказательной базы что угодно, подчеркивает управляющий Бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов отделения общественной организации «ОПОРА РОССИИ» Мурат Дударев.

«Такая формулировка дарит большое раздолье сотрудникам правоохранительных органов, которые могут счесть любой документ способным служить доказательством по уголовному делу и на этом основании его изъять, а впоследствии вернуть, не признав этот документ вещдоком», — заявил Дударев «Газете.Ru».
Недостаточный вес поправки отметил и юрист Горбунов: «Корпоративная порука и обширный формальный подход судов к судебному контролю за действиями правоохранительных органов сводят на нет подобные инициативы».

Межведомственный документ также напоминает о необходимости соблюдать требования, о которых твердит законодательство и постановление пленума Верховного суда РФ относительно избрания меры пресечения бизнесменам.

Конкретнее: арестовать провинившихся предпринимателей нельзя, если они провинились в процессе осуществления своей деятельности по статьям 159 УК РФ «Мошенничество» и 201 «Злоупотребление полномочиями». При этом любая другая статья все же послужит основанием для ареста, сообщает пункт 1.1 статьи 108 УПК РФ «Заключение под стражу».

Руководителей правоохранительных органов в очередной раз попросили следить за подчиненными, которые захотят обратиться в суд с ходатайствами об аресте бизнесменов без конкретных на то оснований.

«Нужно понимать, что, если следователь напишет в своем постановлении, что человек подозревается в преступлении по статье «Мошенничество», то под исключение он уже не попадет, даже будучи предпринимателем.

Исходя из своей практики могу сказать: пока этот нюанс не соблюдут, клиент будет сидеть в СИЗО вопреки всем стараниям.

Особенно если это выгодно следствию — например, человек не признает вину и его нужно просто убрать, чтоб ничего не доказал», — прокомментировала нововведение Антонова.

Каких поправок нам по-прежнему не хватает

При этом главы заинтересованных ведомств также распорядились предоставлять бизнесменам, которые находятся в СИЗО или под домашним арестом, неограниченное право встречаться с нотариусом. Такая мера позволит им спокойно оформить все необходимые доверенности для продолжения работы фирм и предприятий в их отсутствие.

Адвокат Антонова считает, что такое изменение станет настоящим спасательным кругом для предпринимателей.

«Сейчас с нотариусом арестованным можно видеться только по усмотрению следователя.

Если речь идет о преступлении, в котором есть штрафные санкции, то шансов почти нет — вдруг задержанный сделает доверенность на отчуждение имущества и не сможет платить штраф.

Поэтому я лично считаю, что это нововведение жизненно необходимо предпринимателям. Оно направлено на то, чтобы бизнес выжил, несмотря на то что руководителя привлекают к ответственности», — подчеркнула она.

Прокуратуру также обяжут следить за тем, чтобы оперативники и дознаватели не мучили повторными проверками одни и те же бизнес-структуры – по мнению составителей документа, излишнее внимание может служить маячком о противоправных действиях силовиков.

Ведомству также нужно будет оперативно реагировать на все жалобы предпринимателей, в отношении которых будут проводиться процессуальные действия.

В качестве одного из вариантов реагирования на нарушения со стороны сотрудников органов прокуратуре предложили передачу материалов расследования из одного следственного органа в другой.

Расследовать уголовные дела в отношении предпринимателей дольше года также запретят. В том случае, если срок все же нарушают, прокуроры на местах должны будут информировать об этом центральный аппарат ГП.

По мнению составителей документа, следователи могут затягивать следственные действия приостановлением или прекращением дела (с последующим возобновлением).

Однако способ избежать нарушений предусмотрели и здесь: надзорщики будут докладывать о таких нарушителях непосредственно высшему руководству следственных органов — вплоть до начальников следственного департамента МВД и следственного управления ФСБ, а также председателя СКР.

При этом представители стороны предпринимателей Мурат Дударев и защитник бизнеса — адвокат Екатерина Антонова уверены – в документ необходимо внести еще ряд поправок. Например, подробно прописать процедуру доследственной проверки сообщений о преступлении со стороны предпринимателей.

«Зачастую годами длятся ситуации, когда после проверки сообщения о преступлении следует отказ в возбуждении уголовного дела, а затем он отменяется прокуратурой и материал направляется на дополнительную проверку. Затем снова все то же самое. Такая «карусель» может длиться очень долго, высасывая все нервы предпринимателя и делая предпринимательский климат невозможным», — подчеркнул собеседник издания.

При этом правоохранители, по словам Дударева, могут пользоваться всем доступным инструментарием доследственных проверок для создания давления на бизнес без возбуждения уголовного дела. «Эти процедуры, несомненно, нужно четко и подробно регламентировать», — заключил эксперт.

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2020/09/08/13244006.shtml

���� �������������������� �������������������������� ���������������������� ���������� ������������������ ������������������

Незаконное преследование предпринимателей

���� ��������, ������������������������ ������ ������������������, ���������������������� ������ �������������� ������������������ ������ ��������������. ��������: PHOTOXPRESS

�������������� ���������������� �������������� �� ������������ 299 �������������������� �������������� “���������������������� ���������������� ���������������������� �� ������������������ ������������������������������”.

������ ������������ ����������������. ������������ ������ ���������� �������������������� �� ���� �������������������� ���������������������� �������������������� ��������. �� �������������� �� ���������� ��������������.

���������� ������������ ���� �������������������� �������������������� ������������.

����������������������, ��������������, ������ �������� �������� ������������ ��������������, ���� ������ ���� ���������� ������������������ ���������������� �� ������������, �������������� ���������� ���� �������� ���� �������� ������.

�������� ���� ���������������������� ���������������� �� ������������ ������ ���������� ������������ ������������������������ ������ �������������������������������������� �������� ������������������ �������������� ����������, ������������������ ���������� ���� �������� ���� ������������ ������.

��������������, ���������������� ���� ������������ �� ������, ������ ������������ ���� ���������������� ���������������� ���������������� ���������� ������ ������������ ���������������������������� ����������.

�������������� ���������������������� �������������������� �������� ������������ ���� ����������, ���������� ���� ��������������������, ������ �� ������������������ ������ ������ �������� ���������� �������� ������-���� ��������������������.

������������ ������������������ ���� ����������������, ���� �������� ������������������ �������������������� ������ ���������� ��������, ������ ����������. ������������, �������������������� ������������.

������������ ���������� ���������� ���� ����������������.

���������������� �� ���������������������������� ���������� ����������������������, ������ �������������������������� ���������� ������ �������������������� �������������� ���������������������� ��������������������. ����������������, ���������������� “������������������” ���� ����������. �� ����������, ���� ������������ ������������������������ ����������.

�������� ���������������������� ���������������������� ���������������������� ���������������� ����������, ���� ���������� �� ������������

“���� ���������������� ���������������������������� ������������, ���������� ������������������ �������� ������������������������ ���� �� ������������������ ���������������������� ������������������������������, �� ���� ���������� �������������������� ������������������������, – �������������������� ���� ���������� �������������������� ������������������ �� ��������������. – ���������� �������� ������������������������ �� �������������� �������������������� ��������������, �� ���������� ������������������������, ������ �������������� ���������������� �� �������������������� ������ �������������� �������������������� ��������������”. ���������������� ���������� ���������������� �� �������� ����������������.

������������ �� ������������ ����������������, ���������� ����������������������, ����������������, “����������������” ��������������������������������.

����������������, �� ���������� ���� ���������������� ������������������������������, �������������� ������������ ���� ������������������������ ������������������ ������������������������ ����������, ������������������������ �������� ���� �������������� ����������������. ���� �������������� �������������������� ������ ���������������������� �������������������� ������ ���������� ����������������, �� ������������, ������������ ������ �� �������������������� ���������������� ���� ������������������ �������� ����������. ���������������������� �������� �������� ���������������� ������������ ������������������ ���� �������������������� ����������.

���� �������� �������� ������������������ ������ ������������������ ������������ ���������� ������������ – 300 ���������� ������������.

�� ������ ������������ ���������������� �� ���������� ���� ������������������ �������������� ���������������� ���������������� �������������������� �������� ������������.

���������������� ����������, ������ �������������� ������������ �������������������� �������� ������������ ���������������� ��������������������������, ���������� �������������������� �������������������������������� ���� ������������������������������ ���������������������� ������������������ ������.

�������������������������������� ������������������ �������������������� ���� �������������������������������� �������� ���� ������������ ���� “��������������������������” ������ ������������������ ����������������������.

������ ������ ���������������������� ���� ������������ �������������������� ������������������ ������ ���������������� ���� ��������������������.

�������������� �� ���������� �������������� ��������������������, ���������������������� ���������� �������������������������������� ���� �������������������� �� �������������������������� ��������������������������.

�������������������������� �������������� ���������������������������� ���������������� �������������� �� ���� ������, �������������� ���� ���������������� ����������������������������������, ���� �������������������� �� ������������������ �� �������������������������� ��������������������������.

Источник: https://rg.ru/2016/12/22/za-nezakonnoe-presledovanie-biznesmenov-vveli-ugolovnoe-nakazanie.html

Как на практике работают процессуальные гарантии защиты бизнеса от необоснованного уголовного преследования

Незаконное преследование предпринимателей

29 декабря 2009 года президентом России Медведевым Д.А. был подписан Федеральный закон № 383-ФЗ, которым статья 108 УПК РФ была дополнена частью 1.1.

Новая норма впервые ввела дополнительные гарантии для бизнеса от необоснованного уголовного преследования, выраженные в запрете избрания меры пресечения в виде заключения под стражу по уголовным делам о преступлениях, совершенных в сфере предпринимательской деятельности.

На протяжении последующих лет процессуальных гарантий становилось все больше и сейчас Уголовно-процессуальный кодекс имеет значительное число норм, призванных защитить бизнес от избыточного давления при производстве предварительного расследования.

Вместе с тем, реалии правоприменительной практики существенно расходятся с буквой закона, поэтому в рамках настоящей статьи будут рассмотрены основные законодательные барьеры и то, каким образом они соблюдаются.

1. Возбуждение уголовных дел о преступлениях в сфере предпринимательской деятельности

В ответ на многочисленные жалобы представителей бизнес-сообщества о необоснованном возбуждении уголовных дел без достаточных на то поводов, федеральным законодателем были внесены изменения в ряд положений уголовно-процессуального закона.

Так, изменениями в ч. 3 ст.

20 УПК РФ некоторые статьи Уголовного кодекса РФ были отнесены к уголовным делам частно-публичного обвинения в случае, если они совершены индивидуальным предпринимателем или членами органа управления коммерческой организации.

Безусловно такие законодательные барьеры принимались для митигации рисков вторжения силовых служб в хозяйственную деятельность общества без наличия на то разумного повода.

Данные требования закона в большинстве своем соблюдаются, однако попадаются случаи их обхода путем отрицания факта совершения преступления в сфере предпринимательской деятельности, а также посредством возбуждения уголовного дела в отношении неустановленного лица.

Стоит также упомянуть экстраординарный порядок возбуждения уголовных дел о налоговых преступлениях, которые в соответствии с требованиями действующего законодательства могут быть возбуждены только в случае поступления материалов из налогового органа, а при поступлении сообщения о преступлении из органа дознания – после получения из налогового органа заключения или информации о наличии признаков нарушений при исчислении налогов, сборов и взносов (ч. 8 ст. 144 УПК РФ).

Вместе с тем, на практике уголовные адвокаты сталкиваются со злоупотреблениями сотрудников СК России, которые широко трактуют неопределенность формулировки ч. 9 ст. 144 УПК РФ, согласно которой решение о возбуждении уголовного дела может быть принято до получения из налогового органа информации о нарушениях при наличии повода и достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

Такой подход позволяет силовым службам произвольно возбуждать уголовные дела еще до получения окончательных выводов налоговый службы. В данном случае главной целью является оказать давление на предпринимателя, в отношении которого проводится налоговая проверка, либо которым оспаривается, в том числе успешно, принятое по ее результатам решение.

2. Законодательный запрет на избрание меры пресечения в виде заключения под стражу.

Как указывалось в начале настоящей статьи, ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ введен прямой законодательный запрет на применение к предпринимателям и руководителям организации, подозреваемым в совершении преступлений в сфере предпринимательской деятельности, меры пресечения в виде заключения под стражу.

Вместе с тем, последнее исследование Уполномоченного по защите прав предпринимателей в РФ показало, что мера пресечения в виде заключения под стражу была избрана в отношении каждого четвертого бизнесмена, подвергнувшегося в 2019 году уголовному преследованию по подозрению в совершении преступления в сфере экономики и предпринимательства.

Статистика наглядно демонстрирует, что несмотря на все разъяснения Верховного суда по этому вопросу и изменения, внесенные законодателем в ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, следователи и суды продолжают использовать исключительную меру пресечения вопреки требованиям действующего закона.

Такой подход фактически поддерживается Верховным судом, Генеральной прокуратурой и руководством следственных органов, которые в ответ на жалобы приводят невразумительные доводы о совершении преступления в сфере, не связанной с предпринимательской деятельностью. Соответствующие выводы никак не обосновываются в решениях ни одной из инстанций.

Стоит помнить, что наиболее частыми причинами, по которым предприниматели помещаются в СИЗО, являются:

  • Уголовное дело возбуждено по факту хищения бюджетных денежных средств, либо денежных средств компаний с государственным (муниципальным) участием. Зачастую такие дела связаны с обналичиванием полученного финансирования через фирмы-однодневки и (или) подозрением в наличии коррупционной составляющей;
  • В результате действий предпринимателя был причинен материальный ущерб значительному числу граждан. В большинстве случаев такие уголовные дела возбуждаются по фактам отзыва лицензии банков, затягивания или прекращения строительства жилых домов, невыплаты заработной платы, привлечения финансирования у населения с последующим отказом от возврата вложений;
  • Поводом для возбуждения уголовного дела послужил бизнес конфликт между партнерами или контрагентами, в особенности, если предполагаемый ущерб превышает несколько десятков миллионов рублей;
  • Уголовное преследование связано с причинением вреда жизни и здоровью людей.

3. Возврат изъятых документов, имущества и электронных носителей компании

Изъятие и удержание предметов, используемых в финансово-хозяйственной деятельности, тем более на длительный срок, создают негативный эффект не для одного лишь лица либо группы лиц: они способны существенно нарушить производственные циклы, затруднить исполнение обязательств собственников или владельцев изъятого имущества перед контрагентами, повлечь прекращение самой предпринимательской деятельности, что неизбежно ведет к ухудшению положения работников субъекта такой деятельности, а также потенциально создают угрозу сокращения поступления налогов в бюджеты всех уровней.

Для целей минимизации рисков наступления указанных последствий в результате действий силовых служб, законодателем были внесены изменения в положения УПК РФ, регламентирующие порядок изъятия, признания вещественными доказательствами и хранения документов, имущества и электронных носителей (ст.ст.

81, 81.1, 82, 164, 164.1 УПК РФ). Данные процедуры были формализованы, установлены конкретные процессуальные сроки для принятия решения о судьбе изъятого, а следователи ориентированы на недопустимость принятия мер, которые могут привести к приостановлению законной деятельности юридического лица или ИП.

Несмотря на это, повсеместно распространена практика изъятия документов, имущества и электронных носителей компании в отсутствие реальной необходимости осуществления таких действий для доказывания. Более того, изъятые предметы в установленные законом сроки не осматриваются, а в большинстве случаев и вовсе не возвращаются предпринимателям, которые несут связанные с этим убытки.

Безусловно наиболее болезненным для компании является длительное удержание товарно-материальных ценностей, так как их использование необходимо для осуществления предпринимательской деятельности и получения прибыли.

Выстраивая позицию для возврата изъятого у организации имущества в первую очередь рекомендую обратить внимание на Постановление Конституционного Суда РФ от 11.01.2018 № 1-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 81.1 и пункта 3.

1 части второй статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью «Синклит», которым прямо указано на необходимость специального подхода к разрешению в досудебном производстве по уголовным делам о преступлениях в сфере экономической деятельности вопросов о признании указанных предметов вещественными доказательствами, их изъятии и удержании в режиме хранения, предполагающий, что такие изъятие и удержание должны быть скорее исключением, обусловленным обстоятельствами конкретного дела и особенностями этих предметов, в том числе информации, источниками которой они служат и которая необходима для раскрытия преступления.

Подводя черту под всем сказанным хотел бы отметить, что не стоит слепо надеяться на благосклонность следствия и процессуальные гарантии, закрепленные в уголовно-процессуальном законе. Только выверенная линия защиты и процессуальная настойчивость способны помочь бизнесу отстоять свои права и не стать жертвой незаконного уголовного преследования.

Источник: https://zakon.ru/blog/2020/06/03/kak_na_praktike_rabotayut_processualnye_garantii_zaschity_biznesa_ot_neobosnovannogo_ugolovnogo_pres

Опасный бизнес. Как защититься от заказного уголовного дела

Незаконное преследование предпринимателей

Практика показывает: в России бизнес ведется не по закону, а по «понятиям». Этому способствует как и несовершенство законодательства, в силу которого соблюдение всех норм закона ведет к убыточности любого предприятия, так и стабильность «правил игры», принятых в стране.

Законы меняются с маниакальной скоростью. Они непредсказуемы. «Понятия» гораздо более устойчивы.

При этом «понятийный» способ ведения предпринимательской деятельности неизбежно порождает конфликты и споры. Как ни странно, они решаются по букве закона, толкование которого государственными инстанциями подчас поражает наблюдателей.

Чтобы подготовиться к стилю работы российской машины наказаний, предпринимателям придется выучить четыре ключевых признака заказного дела и четыре основные меры предосторожности.

Допустим, вы выполняли работы по договору, заказчик ежедневно контролировал их ход, но в какой-то момент что-то пошло не так. У банка отозвали лицензию, кто-то из контрагентов вовремя не заплатил деньги или поставщик исчез вместе с предоплатой.

Вы объясняете все это заказчику, но ситуации это не меняет — работы в полном объеме не выполнены, деньги вы вернуть не можете, поскольку их просто нет, а когда появятся, неизвестно.

Все эти причины, особенно если они выдаются заказчику последовательно, по одной на каждой новой встрече, вряд ли вызовут искреннее сочувствие с его стороны.

В какой-то момент вы сможете заметить, что в его изложении картина выглядит несколько иной. В разговоре он вдруг пытается представить ситуацию так, как будто именно вы изначально не собирались выполнять взятые на себя обязательства, обманывали его относительно имеющихся возможностей, а деньги присвоили себе, намекая на совершение преступления. 

Первый признак — уголовное дело возбуждено по надуманному поводу. В настоящее время следственные подразделения перегружены работой. Даже несмотря на то, что первичным фильтром в полиции будут выступать оперативные структуры, которые еще на своем этапе отсеивают большую часть обращений, при всем желании следователи не смогут удовлетворить интересы всех заявителей.

Такие уголовные дела нередко возбуждаются лишь «для входа». Это означает, что в процессе расследования дела, которое возбуждалось по малозначительному или надуманному поводу, следователи рассчитывают выявить в действиях предполагаемого подозреваемого иные составы преступлений, чтобы «входное» дело затем прекратить за ненадобностью.

Второй признак: уголовное дело было возбуждено в короткий срок после обращения заявителя без фактического проведения проверки по заявлению и сразу в отношении конкретного человека.

Как правило, уголовные дела в сфере экономики намного сложнее в доказывании, чем уличный грабеж или квартирная кража.

Объемы материалов, которые необходимо изучить в ходе проведения доследственной проверки, чтобы даже поверхностно вникнуть в суть спора, весьма значительны.

Более того, часто случается, что заявитель сам умышленно искажает картину произошедшего, чтобы скрыть собственные неправомерные действия. Для того чтобы разобраться во всех хитросплетениях, нужен, как правило, не один месяц. 

Третий признак: уголовное дело возбуждено с нарушением правил подследственности.

По действующим законам уголовное дело возбуждает и расследует следственной орган, к компетенции которого относится то или иное преступление и на вверенной территории которого это преступление совершено.

Если уголовное дело возбудило подразделение, привязка к которому у юристов вызывает сомнение, есть все основания полагать, что оно возбуждалось в месте, где у заявителя имелся административный ресурс.

Наконец, признак номер четыре — это наличие вступившего в законную силу решения суда по гражданско-правовому спору, в котором уже дана оценка обстоятельствам возбужденного уголовного дела.

Правило о преюдиции запрещает следователям переоценивать обстоятельства, которые уже были установлены судом. Однако на практике это правило работает избирательно — только по делам, где следственные подразделения специальным образом не мотивированы.

Каждую встречу с оппонентом необходимо фиксировать на диктофон. Можно рассчитывать на везение и надеяться, что запись не пригодится никогда.

В то же время наличие на такой записи выверенных формулировок, подтверждающих, что спор имеет признаки исключительно гражданско-правовых отношений, а также намеков, угроз или прямых заявлений со стороны оппонента, что у него есть административный ресурс, который он намерен использовать, даст в дальнейшем возможность обратить такие высказывания против их владельца.

В этом случае в его действиях могут присутствовать признаки вымогательства, мошенничества или самоуправства. В российском уголовном процессе такая аудиозапись признается доказательством даже в том случае, если запись сделали без предварительного уведомления других участников о фиксации разговора.

Согласно позиции Верховного суда запись, произведенная одним из участников разговора, признается допустимой для целей уголовного процесса в любом случае. Но есть нюансы. При первоначальной выдаче правоохранительным органам копии этой записи необходимо будет указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись.

Не забудьте сохранить оригинал записи на устройстве, на котором она производилась. В случае возникновения у следователя сомнений (а они обязательно возникнут, если юристы другой стороны не дилетанты) в наличии на записи признаков монтажа или необходимости идентификации голоса следователь попросит первоисточник, зафиксировавший разговор.

И будьте готовы, что, если вы не желаете расстаться с первоисточником по причине того, что в этом телефоне/диктофоне/планшете содержится иная информация, которую вы не хотели бы демонстрировать следователю, одна лишь копия не будет иметь силу доказательства.

Убедитесь, что оригиналы документов, подтверждающих вашу правоту, находятся в безопасном месте. Офис компании, квартира или дача никак не могут считаться таким местом.

Согласно позиции Верховного суда состав мошенничества образуется лишь в случае, когда умысел на хищение возник до момента завладения этим имуществом. При этом целью такого завладения явилось именно хищение, а принятые на себя обязательства обвиняемый не собирался выполнять.

В связи с этим наличие доказательств, подтверждающих отсутствие умысла на хищение при заключении сделки, имеет важное значение для отстаивания своей невиновности. При возникновении риска уголовного преследования необходимо тщательно подобрать документы и еще раз проанализировать факты, подтверждающие наличие гражданско-правовых отношений между вами и потенциальным заявителем:

  • оригинал договора, заключенного на условиях, которые вы имели возможность выполнить; 
  • наличие необходимых ресурсов для выполнения договора (штата сотрудников, техники, средств, реальных договоров подряда и так далее); 
  • подписанные акты выполненных работ даже на промежуточном этапе; это будет подтверждать, что работы все-таки выполнялись; 
  • переписки (e-mail, бумажные письма, сообщения в телефоне) с согласованием условий выполнения договора либо его корректировки в процессе выполнения, если таковые не были отражены в договоре.

Одной лишь аудиозаписи может быть недостаточно. В переговорный процесс необходимо привлекать свидетелей, которые в дальнейшем смогут рассказать следователю о ходе и содержании беседы.

Свидетельские показания считаются самостоятельным доказательством в уголовном процессе. При этом надо иметь в виду, что в отличие от арбитражного процесса свидетельские показания в уголовном деле нередко имеет больший приоритет перед письменными документами.

Определите круг людей, которые могли бы рассказать о законном характере ваших действий, отсутствии изначального умысла на хищение имущества при заключении сделки, наличии возможности выполнить свои обязательства при заключении договора и объективном отсутствии возможности их выполнить уже в процессе исполнения договора.

Максимально детально продумайте и подготовьте свою правовую позицию.

Если в процессе доследственной проверки или расследования уголовного дела вы будете последовательно и логично из допроса в допрос излагать свою позицию, которая не будет меняться, это можно будет дополнительно свидетельствовать о добросовестном характере ваших действий. Напротив, постоянное изменение показаний сыграет против вас даже при наличии убедительных письменных доказательств.

Также будет правильно заранее позаботиться о приглашении адвоката, с которым будет комфортно работать. В противном случае лихорадочный перебор защитников родственниками в условиях, когда потенциальный доверитель находится в заключении, может принести много разочарований.

В нашей практике были случаи, когда уголовные дела возбуждались на следующий день после обращения заявителя в правоохранительные органы. О возбуждении такого уголовного дела человек, как правило, узнает в момент одновременного проведения обысков в офисе и квартире либо в момент задержания.

В случае, если уже есть договор с конкретным защитником, обвиняемый имеет полное право настаивать на приглашении своего юриста при задержании или допросе в статусе подозреваемого (обвиняемого), указав в протоколе следственного действия фамилию, имя, отчество, данные об адвокатском образовании, в котором тот состоит, а также номер телефона своего адвоката. В противном случае следователь вправе самостоятельно назначить дежурного адвоката для защиты.

Источник: https://www.forbes.ru/biznes/363685-opasnyy-biznes-kak-zashchititsya-ot-zakaznogo-ugolovnogo-dela

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.