Незаконное присвоение активов

Россия попала в лидеры по присвоению активов

Незаконное присвоение активов

PwC представила отчет о неправомерном воздействии на бизнес

Россия вошла в пятерку мировых лидеров по распространенности преступлений против бизнеса. Чаще всего компании в России жалуются на незаконное присвоение активов и коррупцию

Евгений Одиноков / РИА Новости

Россия вошла в топ-5 стран, где компании чаще всего страдают от экономических преступлений.

Это следует из обзора PricewaterhouseCoopers (PwC) «Противодействие мошенничеству: какие меры принимают компании?» (есть у РБК), а также из дополнительных данных, предоставленных PwC.

Под преступлениями в российском обзоре понимаются действия, которые квалифицированы в качестве таковых самими компаниями, а не правоохранительными органами, и необязательно оформленные в уголовные дела, пояснили в PwC.

В 2016–2017 годах в России резко возросло число компаний, которые столкнулись с экономическими преступлениями (предыдущее исследование проводилось в конце 2015 года). Если двумя годами ранее о фактах мошенничества сообщили 48% респондентов, то на этот раз уже 66% (см. инфографику). Для исследования 2018 года в России было опрошено 210 компаний (в предыдущем опросе было 120 респондентов).

Чаще, чем в России, компании сталкиваются с экономическими преступлениями только в трех странах — Франции, Кении и ЮАР (Россия делит четвертое место с Угандой), следует из дополнительных данных PwC. Впрочем, ​представитель компании подчеркивает, что напрямую с каждой страной их сопоставлять нельзя.

Два года назад Россию опережали семь стран, следует из данных PwC (не являются частью исследования). Но резкий рост случаев мошенничества за прошедший период отметили не только в России, но и во всем мире: на глобальном уровне доля таких сигналов выросла с 36 до 49%.

Из данных PwC невозможно сделать однозначный вывод, растет объективный уровень экономической преступности или повышается выявляемость ее компаниями, признают авторы исследования.

Нельзя сказать, что уровень экономической преступности растет, считает сопредседатель «Деловой России» Андрей Назаров. «Если мы говорим о количестве уголовных дел в экономической сфере, то в прошлом году эта цифра, наоборот, заморозилась на уровне 2016 года, — отмечает он.

— С другой стороны, и в государстве и сами компании уделяют этому вопросу все больше внимания».

Как в России, так и во всем мире самый распространенный вид экономического преступления — незаконное присвоение активов, но в России этот вид мошенничества отметили 53% респондентов, а в мире — 45%. На втором месте в России — взяточничество и коррупция (41% по сравнению с 30% в 2016 году). При этом во всем мире с коррупцией компании сталкиваются гораздо реже — 25%.

Третий наиболее распространенный вид мошенничества в России связан с закупками товаров и услуг. Его отметили 35% российских респондентов, их доля практически не изменилась с 2016 года (33%), но уровень данного вида экономической преступности по-прежнему выше среднемирового значения (22%). Зато по доле сообщивших о киберпреступлениях Россия уступает миру — 24% против 31%.

Угрожающие убытки

Основной ущерб бизнесу от экономических преступлений заключается в финансовых потерях и утрате активов, следует из обзора PwC. В России 22% респондентов из числа компаний, столкнувшихся с экономическими преступлениями в 2016–2017 годах, указали, что понесенный убыток от этих преступлений превысил $1 млн. Для 41% убыток не превысил $100 тыс.

В исследовании PwC присвоение актива само по себе понимается как экономическое преступление.

Однако Назаров отмечает, что в России уголовное преследование по экономическим составам часто становится инструментом в рамках недобросовестной конкурентной борьбы, в результате чего происходит передел собственности.

Предпринимателя помещают в СИЗО или под домашний арест без доступа к делам компании, и как следствие обезглавленная фирма уже не может оставаться на плаву. 80% предпринимателей, в отношении которых возбуждались уголовные дела, полностью или частично потеряли свой бизнес, утверждает Назаров.

Кроме того, компаниям приходится проводить собственные расследования совершенных правонарушений. Только у половины респондентов расходы на эти статьи оказались меньше убытков, вызванных самим преступлением и устранением правонарушения.

Лишь 15% российских компаний из опроса потратили на расследования преступлений сумму, равную размеру понесенного ущерба.

Около 22% отметили, что потратили в два—десять раз больше, чем сумма полученного вследствие преступления убытка.

Таким образом, косвенный ущерб бизнесу от экономического преступления может более чем вдвое превышать размер прямого ущерба, пишет PwC, называя такую статистику угрожающей.

Преступники среднего звена

В России почти половина респондентов указали, что среди мошенников преобладают сотрудники их же компаний (48%). Количество назвавших внешних мошенников в качестве основной угрозы выросло с 33% в 2016 году до 39% в 2018 году.

Как в России, так и во всем мире экономические преступления совершают преимущественно руководители среднего звена (47 и 37% соответственно).

При этом за последние два года в России увеличилась доля мошенников среди руководителей высшего звена — с 15 до 39%.

Такие экономические преступления сложно обнаружить, они разрушают корпоративную культуру и задают негативный «тон сверху», утверждают авторы исследования. Руководители младшего звена совершают 14% преступлений.

По мере все большей интеграции высоких технологий в повседневную жизнь они используются не только для мониторинга экономической преступности, но и для совершения преступлений, следует из обзора. В России 26% респондентов указали на хакеров как на одну из основных угроз, но это меньше общемирового показателя (31%).

Мошенничество завтрашнего дня

В своем исследовании PwC также приводит ожидания российского бизнеса в отношении угроз, с которыми они могут столкнуться в ближайшие два года. В четверку главных вошли мошенничество при закупках товаров и услуг (16%), киберпреступления (15%), взяточничество и коррупция (15%) и незаконное присвоение активов (9%).

По данным портала правовой статистики Генпрокуратуры, число экономических преступлений в России снижается с 2015 года (112,4 тыс.) и в 2017 году составило 105 тыс.

При этом количество представших перед судом обвиняемых в совершении преступлений имущественного и экономического характера (в том числе краж, грабежей, приобретения и сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем) со статусом предпринимателя или руководителя составляет около 6–8 тыс.

в год, отмечается в исследовательском отчете (.pdf) Института проблем правоприменения «Уроки либерализации: отправление правосудия по уголовным делам в экономической сфере в 2009–2013 годах».

Расхождение со статистикой

К экономической преступности из криминальной статистики исследование PwC имеет слабое отношение: очень малая доля того, что является предметом этого исследования, регистрируется в качестве официальных преступлений, и наоборот, ничтожная доля действий, регистрируемых в качестве преступлений, попадает в такие исследования, сказал РБК ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения (Санкт-Петербург) Кирилл Титаев. «В опрос включены три ключевые категории преступлений: преступления сотрудников, клиентов и партнеров, — рассуждает эксперт. — В него не попадает очень важная вещь — обычное воровство, от которых компании несут убыток (например, если у компании что-нибудь украли со строительной площадки)».

Данные в отчете PwC, скорее всего, отражают только часть реальности в силу специфики выборки; судя по описанию, опрашивались в основном топ-менеджеры крупных компаний, которые в подавляющем большинстве не работают в сфере торговли и услуг, объясняет РБК младший научный сотрудник Института проблем правоприменения Ирина Четверикова. Поэтому распространять выводы исследования на всю российскую экономику я бы не стала, признается эксперт.

Данные виктимизационных опросов (опросы жертв преступлений, как в случае с исследованием PwC. — РБК) могут помочь с оценкой динамики преступности в экономической сфере, в отличие от официальной статистики, отмечает Четверикова. Последние сильно подвержены влиянию системы учета, добавляет она.

Компании очень редко дают огласку экономическим преступлениям, особенно если это разовые точечные конфликты, добавляет Назаров. Это также происходит, если может пострадать репутация компании, отмечает Четверикова.

Как правило, они обращаются в правоохранительные органы только в вопиющих случаях с большой суммой ущерба либо если это переросло в системную проблему. В других вопросах компании стараются сами защищаться, привлекать специалистов на аутсорсинг, пользоваться услугами консалтинговых компаний.

И все чаще увеличивают бюджет на подобные операции, чтобы минимизировать риски, объясняет он.

То, что Россия находится на очень высоком месте в рейтинге PwC, объясняется двумя факторами, считает Титаев. Во-первых, в России очень зарегулированная экономика и не очень высокая культура рыночной экономики, что создает все условия для большого числа таких преступлений.

Во-вторых, в России «в дискурсивной плоскости» высок уровень криминализации событий экономической жизни: то, что в одних странах интерпретируется (воспринимается) как нормальный трудовой конфликт, в России гораздо чаще будет описываться в терминах Уголовного кодекса, говорит эксперт.

Источник: https://www.rbc.ru/newspaper/2018/05/16/5af9c1aa9a7947ca948205bd

Электронная библиотека

Незаконное присвоение активов

Недобросовестные действия сгруппированы в зависимости от их влияния на достоверность финансовой (бухгалтерской) отчетности. Рассмотрены виды недобросовестных действий под углом зрения уголовного законодательства. Сделан вывод о необходимости пересмотра основной цели аудита и, соответственно, аудиторских стандартов.

 Кизь Л.В. 

аспирант кафедры аудита НГУЭУ (Новосибирск)

Остапова В.В. 

канд. экон. наук, профессор кафедры аудита НГУЭУ

Недобросовестные действия сгруппированы в зависимости от их влияния на достоверность финансовой (бухгалтерской) отчетности. Рассмотрены виды недобросовестных действий под углом зрения уголовного законодательства. Сделан вывод о необходимости пересмотра основной цели аудита и, соответственно, аудиторских стандартов.

Ключевые слова: аудит, достоверность, мошенничество, недобросовестные действия, влияние недобросовестных действий на достоверность финансовой (бухгалтерской) отчетности.

   Тема корпоративного мошенничества в последнее время широко обсуждается, что обусловлено осознанием масштаба и серьезности проблемы. Мировой финансовый кризис только усугубляет ситуацию, так как влияет на лояльность сотрудников к своей организации.

Финансовые проблемы в связи с необходимостью возврата кредитных ресурсов в условиях падения заработной платы или увольнения по сокращению штатов подталкивают лиц, не имеющих нравственного стержня, на недобросовестные поступки. Да и у руководства вследствие сложного финансового положения организации может появиться соблазн недобросовестных действий.

    В таких условиях перед аудиторами стоит непростая задача: определить возможное влияние указанных обстоятельств на достоверность финансовой (бухгалтерской) отчетности, а также каким образом и в каких случаях это влияние проявляется.

  Из всего многообразия преступных действий с целью определения их влияния на достоверность отчетности целесообразно рассматривать преступления против собственности [1], такие как кража, мошенничество, присвоение, растрата, грабеж, разбой, вымогательство.

Эти преступления можно сгруппировать по объекту (направленные на физическое или юридическое лицо) и по открытости: -явные, или открытые (грабеж, разбой, умышленное уничтожение или повреждение имущества по неосторожности);-неявные, или тайные (кража, мошенничество, присвоение, растрата, вымогательство).

  На достоверность финансовой (бухгалтерской) отчетности влияют только неявные (тайные) преступления, направленные на юридическое лицо. Это кража, мошенничество, присвоение и растрата. Вымогательство как тайное, но направленное на физическое лицо преступление, на показатели финансовой (бухгалтерской) отчетности не влияет.

Конкретизируем влияние каждого из выделенных преступлений на показатели финансовой (бухгалтерской) отчетности.  Кража может быть совершена лицом, не являющимся сотрудником организации, либо лицом, несущим материальную ответственность за присвоенные ценности, и включать в себя помимо присвоения ценностей действия по сокрытию следов преступления.

На показатели финансовой (бухгалтерской) отчетности кража сама по себе прямого влияния не оказывает, за исключением случаев, когда для сокрытия следов преступления предпринимаются действия по замене, исправлению, уничтожению разного рода доказательств.

Сокрытие следов преступления в случае кражи может быть осуществлено как самими преступниками – с целью недопущения раскрытия данного факта, так и руководством – для недопущения ущерба своей репутации.  В случае кражи возможны два варианта: обнаружение и необнаружение данного факта.

При обнаружении факта кражи (в случае отсутствия действий по его сокрытию со стороны руководства) будут предприняты определенные усилия по выявлению виновного лица.

При этом стоимость похищенного имущества будет отражена на счете учета недостач и потерь от порчи ценностей до тех пор, пока не будет установлено виновное лицо (в таком случае производится списание с этого счета на счет учета дебиторской задолженности до момента удержания соответствующей суммы с виновного или списания на убытки при невозможности взыскания).

Если установить виновных лиц не удается, стоимость похищенного имущества будет списана на убытки.   В ситуации необнаружения факта кражи похищенное имущество будет числиться в составе имущества организации до момента выявления недостачи в ходе инвентаризации.

   Очевидно, что рассмотренные варианты (обнаружение и необнаружение имевшего место факта кражи) находят разное отражение в финансовой (бухгалтерской) отчетности, по крайней мере, до момента признания убытков (за исключением случаев, когда виновный найден и полностью возместил нанесенный ущерб).

При этом не вызывает сомнении, что с увеличением срока необнаружения факта кражи вероятность найти виновных уменьшается, а вероятность признания убытков растет. Так что рассматриваемыми различиями отражения операций в бухгалтерском учете можно пренебречь, особенно с точки зрения критерия существенности.

                                                На показатели финансовой (бухгалтерской) отчетности влияют только факты намеренного сокрытия следов преступления, когда фактические обстоятельства заменяются фиктивными, подложными.   Присвоение и растрата практикуется, как правило, сотрудниками самой организации либо ее контрагентов.

Обычно у таких лиц есть все возможности (доступ к ресурсам) для сокрытия следов своих действий. Следовательно, в большинстве случаев такие деяния будут влиять на достоверность финансовой (бухгалтерской) отчетности.   Таким образом, на показатели финансовой (бухгалтерской) отчетности рассматриваемые преступления влияют лишь в случае сокрытия виновными своих действий.

   Мошенничество может осуществляться как состоящими в штате организации, так и сторонними лицами. Мошенничество основано на обмане или злоупотреблении доверием, поэтому вероятность действий по сокрытию преступления достаточно велика.

Причем, действия по сокрытию следов преступления, как правило, планируются заранее, стало быть, мошенничество практически всегда будет оказывать влияние на показатели финансовой (бухгалтерской) отчетности.Рассмотренные преступления могут быть направлены как на денежные средства, так и на другие активы.

На достоверность финансовой (бухгалтерской) отчетности могут оказывать влияние и другие недобросовестные действия.   Проблемы классификации недобросовестных действий в специальной литературе освещали СМ. Бычкова и О.Н. Филатова, СА. Романов. Г.Р. Давиа. У. Альбрехт. Дж. Венц и Т. Уильяме. Дж.Т. Уэллс и др. В частности, СМ. Бычкова и О.Н.

Филатова выделяют имеющие большую значимость классификационные признаки по объекту посягательства и в зависимости от исполнителей [2]. СА. Романов [3] и Г.Р. Давиа [4] рассмотрели конкретные типы мошенничеств, встречающиеся в практической деятельности. У. Альбрехт, Дж. Венц и Т. Уильяме [5] выделили мошенничества, совершаемые третьими лицами (поставщиками, заказчиками).  Обобщая имеющиеся классификации, можно выделить следующие виды влияния недобросовестных действий на показатели финансовой (бухгалтерской) отчетности: -прямое, в результате действий, направленных непосредственно на имущество (активы) юридического лица (кража, мошенничество, растрата, присвоение);-косвенное (в результате действий, направленных на удовлетворение других корыстных интересов).Основой данной классификации послужило исследование Дж.Т. Уэллса [6], который все многообразие недобросовестных действий разделил на мошенничества с финансовой отчетностью, незаконное присвоение активов и коррупцию. Дж.Т. Уэллс в составе мошенничества с финансовой отчетностью выделяет: – фиктивную выручку;- временные разницы (нарушение принципа временной определенности фактов хозяйственной деятельности);- сокрытие обязательств и расходов:- ненадлежащее раскрытие информации;- неверную оценку стоимости активов.  Очевидно, что такого рода недобросовестные действия оказывают прямое влияние на достоверность финансовой (бухгалтерской) отчетности.  Мошенничество с финансовой отчетностью легко выявляется с помощью стандартных аудиторских процедур при наличии опыта аудиторских проверок.   Косвенное влияние на достоверность отчетности оказывают незаконное присвоение активов (действия, непосредственно направленные на имущество (активы) юридического лица) и коррупция (действия, направленные на удовлетворение других корыстных интересов).

Незаконное присвоение активов включает:

– сокрытие и присвоение доходов;- хищение денежных средств:- подделку чеков:-применение схем, связанных с выплатой денег с использованием средств автоматизации;- схемы с выставлением и оплатой счетов; -схемы, связанные с расчетами по заработной плате и возмещением расходов; – мошенничество с материальными запасами и прочими активами.  Исчезновение активов само по себе влечет искажение показателей отчетности: актив как таковой отсутствует, однако продолжает отражаться в составе себе подобных в финансовой (бухгалтерской) отчетности. Обнаружение отсутствия актива в ходе инвентаризации приводит к необходимости его переквалификации либо в убыток, либо в состав дебиторской задолженности(если взыскание таковой вероятно).  Незаконное присвоение активов возможно путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты. Повторимся: влияние на отчетность разного рода хищений особенно ощутимо в случае намеренного сокрытия следов преступлений, так как фактические документы при этом подменяются сфальсифицированными. Под определение коррупции подпадают взяточничество: экономическое вымогательство (являющееся противоположностью взяточничеству – требование сотрудником компании-покупателя взятки за заключение контракта); неразрешенные к принятию подарки.  Взяточничество (коммерческий подкуп) – незаконная передача лицу, выполняющему в организации управленческие функции, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно оказание ему услуг имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением, равно как и незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества; незаконное пользование услугами имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением [1, ст. 204].  Исходя из этого определения, коммерческий подкуп представляет собой взаимоотношения между физическими лицами, приводящие к искажению показателей бухгалтерской отчетности, но опосредованно: в результате коммерческого подкупа могут быть предприняты другие противоправные действия виновного лица, которые приведут к искажению показателей финансовой (бухгалтерской) отчетности. Особого внимания заслуживает источник, за счет которого фактически покрывается дача взятки.   Например, в случае дачи взятки сотруднику организации-покупателя для получения возможности выиграть конкурс организация-поставщик приобретает преимущество по сравнению со своими конкурентами и у нее появляется уникальная возможность увеличивать цены, компенсируя, таким образом, свои расходы на дачу взятки. Искажения финансовой (бухгалтерской) отчетности у организации-покупателя в рассмотренной ситуации не возникает, так как упущенная выгода не отражается в бухгалтерском учете и отчетности.   В то же время у организации-поставщика возникает необходимость изъятия части средств из своего оборота для получения возможности оплаты «услуг» взяткополучателя. Механизм такого изъятия должен предполагать наличие оправдательных документов, маскирующих фактическую суть расхода, то есть фиктивных документов, обосновывающих списание денежных средств. Здесь-то и возникает искажение финансовой (бухгалтерской) отчетности.   Наиболее значима, сложна и важна сегодня проблема выявления аудиторами искажений финансовой (бухгалтерской) отчетности, вызванных влиянием незаконного присвоения активов и коррупции. Если аудиторами в ближайшее время такая задача решена не будет, это может привести к потере авторитета всей профессии. Поэтому аудиторам необходимо пересмотреть подходы к независимой проверке финансовой (бухгалтерской) отчетности, в качестве одной из своих задач поставив не только выявление фактов намеренного искажения собственно отчетности, но и фактов фальсификации первичной документации и данных регистров бухгалтерского учета.  Для решения этой задачи прежде всего нужно изменить подход к проведению тестирования системы внутреннего контроля. В частности, тестирование должно быть направлено на выявление так называемых индикаторов мошенничества- признаков, свидетельствующих о возможном наличии в отношении организации мошеннических действий. В аудиторском заключении обязательно должно быть отмечено, что показатели индикаторов мошенничества свидетельствуют о высокой вероятности корпоративного мошенничества и неадекватной реакции руководства на такую информацию.  Пересмотр аудиторских стандартов в соответствующем ключе привел бы к появлению новой функции аудита – выявлению корпоративного мошенничества. Новая функция аудита позволила бы не только выявлять корпоративное мошенничество, но и сообщать о таких фактах заинтересованным пользователям финансовой (бухгалтерской) отчетности, выполняя, таким образом, предупредительную функцию контроля.

Литература

1. Уголовный кодекс Российской Федерации: фе-дер. закон Рос. Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ: принят Гос. Думой Федер. Собр. Рос. Федерации 24 мая 1996 г.: одобр. Советом Федерации Федер. Собр. Рос. Федерации 5 июня 1996 г.: в ред. федер. закона Рос. Федерации от 13 февр. 2009 г. № 20-ФЗ.
2. Бычкова СМ., Филатова О.Н. Сущность мошеннических действий и роль аудита в их выявлении //Аудитор. 2003. № 1. С. 18-28; № 2. С. 22-27.
3. Романов С.А. Мошенничество в России, или 1000 способов, как уберечься от аферистов. М.: Конец Века. 1996.320 с.
4. Давиа Г.Р. Мошенничество: методики обнаружения/ пер. с англ. СПб.: ДНК. 2005.200 с. (Сер.: Корпоративный консалтинг).
5. Альбрехт У., Венц Дж., Уильямс Т. Мошенничество: луч света на темные стороны бизнеса / пер. с англ. СПб.: Питер, 1995.397 с.
6. Уэллс Дж.Т. Справочник по выявлению и предупреждению корпоративного мошенничества / пер. с англ. под науч. ред. М.С. Суханова. М.: Маросейка, 2008. 480. 

Источник: http://www.misbfm.ru/content/vliyanie-ekonomicheskih-prestuplenii-na-dostovernost-finansovoy-buhgalterskoy-otchetnosti

10 самых распространенных схем мошенничества сотрудниками в компании

Незаконное присвоение активов

Внутреннее мошенничество, сложные схемы, когда кроме сотрудников компании задействованы посторонние лица или должностные лица других компаний, компаний-клиентов- именно подобного рода махинации наиболее часты по сравнению с другими видами и наносят наибольший материальный урон бизнесу.

Однако, вопрос не простой с разных сторон.

С одной, как можно работать с сотрудниками которым делегируешь, но не доверяешь? Все взвалить на себя? С другой, по некоторым данным 2 из 3 сотрудников способны и совершат, пусть даже небольшую, кражу при определенных обстоятельствах.

С третьей, что делать после выявления? Вопросов много, ответы не всегда однозначны и на поверхности. Что делаете вы, чтобы минимизировать возможности краж и мошенничества со стороны сотрудников?

На платформе бизнес-аналитики BIPLANE 24 предусмотрена идентификация 74 видов хищения денег и имущества предприятий и автоматизированное выявление групповых схем с включением лиц, находящихся за рамками компании.

В данное статье мы опишем 10 наиболее распространенных блоков внутреннего (инсайдерского) мошенничества сотрудниками компании.

1. Продукты, товары и инвентарь компании

Прямое, физическое, присвоение продукта, товаров и инвентаря у компании.

2. Кража наличных денег

Наиболее распространенный в розничной среде:

  • Скимминг. Продажа не регистрируется должным образом, наличные деньги присваиваются.
  • Возврат товара. Сотрудник в сговоре с третьим лицом оформляет возврат товара без фактического возврата или взятый с целью временного использования.

3. Услуги компании

  • Сотрудник злоупотребляет услугами предоставляемыми на коммерческой основе клиентам или финансируемыми компанией услугами. Например, сотрудник в автосалоне просит механиков, бесплатно заменить масло.

Одно дело, если для работников предприятия предусмотрены определенные льготные цены и перечень бесплатных услуг, другое- когда выходят за рамки пунктов, выделенные руководством.

4. Возмещение расходов

  • Подделка квитанций,
  • Двойное требование о возмещении расходов,
  • Представление ложных требований о компенсации или возмещения ущерба,
  • Сознательно завышенные требования по расходам.

5. Расчетные счета предприятия

  • Сотрудник использует расчетный счет компании для личных расходов и представляет их, как связанные с бизнесом.

В BIPLANE 24 автоматизированна идентификация 74 видов мошенничества

6. Закупки и Откаты

Про откаты слышали все, но они могут быть не только в условно явной форме.

  • Например, существуют такие схемы, как чрезмерный заказ продукта. После оформления поставки оформляется возврат некоторой части, однако, ни товар, ни деньги до компании не доходят.
  • Мошенничество со счетом покупателя или поставщика, когда сотрудник создает ложный счет, на который оплачиваются ложные счет-фактуры или личные покупки.

7. Мошенничество с Платежами

Частично может включать схемы мошенничества с поставщиками и покупателями, создание ложных счетов клиентов для мошеннических платежей.

Он также включает в себя:

  • Изменение реквизитов получателя платежа по счетам и кредиторской задолженности.
  • Автоматические платежи, списания с расчетного счета компании.
  • Сговор с другими участниками для обработки ложных требований о предоставлении льгот или выплат.

8. Комиссионное мошенничество

  • Сотрудник завышает цифры продаж, чтобы получить более высокие проценты к зарплате. Наиболее частый вариант, это вступление в сговор с клиентами о поставке, после получения премии сотрудник делится частью с покупателем, а “излишек” товара возвращается в компанию.

9. Личное использование служебного транспорта и других ресурсов компании

  • Пункт похож на «кражу услуг», однако, использование сотрудниками транспорта компании и топливной карты выносим отдельно, в силу вариаций возможностей для мошенничества и масштабов потерь для компании.

10. Подделка подписей

Появление и тотальное распространение цифровых подписей появилось обоснованно. Масштабы подделки на договорах, счетах-фактурах, доверенностях и других весомых документах были потрясающие.

Однако и сейчас, например, за приемку товара на склад может быть назначено одно лицо, а по факту провести второе, поставив подпись первого..

Кроме того, носители на которых хранятся цифровые подписи также могут подвергаться краже и копированию.

Предотвращение и Выявление незаконного присвоения активов компании

Какие меры возможно предпринять для не допущения и выявления незаконного присвоения активов компании?

Платформа бизнес-аналитики BIPLANE 24 унифицирует всю учетную политику компании

  1. Проводить тщательную проверку данных новых сотрудников. Отправлять запросы в ответственные органы о предоставлении информации или ввести требование о предоставлении справок новыми сотрудниками, которые, впоследствии, стоит проверять.

  2. Внедрить систему сдерживания и противовесов:
  • Наличие камер видеонаблюдения, их широкого обзора и хорошего освещения в помещении,
  • Внутренние регламенты и правила поведения, правила хранения личных вещей и сумок, разграничение доступа сотрудникам к помещениям, участкам,
  • Отдельным документом вынести на подпись сотрудникам ответственность, предусмотренную законодательством за хищения и махинации. Ведь многие просто не осознают возможный масштаб последствий.
  • Предусмотрите, рассчитайте систему вознаграждения и поощрений за минимальные возвраты, за максимальный процент оплат,

3. Унифицируйте управленческую политику и систему работы компании.

4. Определить расписание проверок по отделам и того, что будете проверять. Часть такого расписания должна быть известной сотрудникам для понимания наличия контроля в организации. Другая часть- закрытой:выборочные, внеплановые проверки по отделам, группам товаров и подобное.

5. Ограниченный функционал сотрудников, у которых есть доступ к счетам компании. Многие банки уже предоставляют такую возможность для дистанционной работы в системе.

6. Проводить выборочный аудит (проверку) счетов компании.

7. Ограничить или закрыть выплату процентов к заработной плате, предусмотренных за продажу, до оплаты. В реализации возможно множество вариантов для адекватного восприятия сотрудниками подобной политики. Не забывайте корректно обосновывать подобные решения, не превращая их в инструменты давления на продавцов.

8. Внедрить анонимный ресурс для сотрудников компании, где они анонимно могут сообщить о вероятных нарушениях.

9. Внедрить современные инструменты и платформы, которые помогут в режиме реального времени контролировать ситуацию в компании.

По любым вопросам, без сомнения, связывайтесь с нами

Команда BIPLANE 24
biplane24.ru

info@biplane24.ru
+7(499)-495-45-78

Вам также будет интересно:

4 основные тенденции HR в 2020. Руководителям. Рекрутерам. Соискателям.

План продаж. Инструкция.

Цифровизация малого бизнеса. 5 доступных инструментов

Источник: https://zen.yandex.ru/media/biplane24/10-samyh-rasprostranennyh-shem-moshennichestva-sotrudnikami-v-kompanii-5e1383e6ec575b00b10eed8d

Оставить с носом. Как работники обманывают владельцев бизнеса

Незаконное присвоение активов

Незаконное присвоение активов — самый распространенный вид экономических преступлений в России в 2018 году. При этом количество противоправных действий среди руководителей высшего звена увеличивается. Собственника это приводит к различным неприятностям: снижению или потере активов, убыткам, личной ответственности перед налоговыми органами и другими кредиторами.

  • Конфликт интересов директора (или аффилированных ему лиц) и компании

Топ-менеджеры обязаны действовать в интересах юрлица добросовестно и разумно. Если директор нарушил эту обязанность, то по требованию компании или владельца он обязан возместить причиненные убытки.

Взыскать их в судебном порядке возможно, если получится собрать массивную доказательственную базу, подтвердив наличие и размер убытков, противоправность действий менеджера, причинно-следственную связь между первым и вторым, вину директора за ненадлежащее исполнение обязательств.

Производственная компания взяла в лизинг автомобиль BMW X6. По истечении двух лет пользования машиной директор без ведома собственников выкупила ее по остаточной лизинговой стоимости 45 000 рублей. Суд провел экспертизу рыночной стоимости автомобиля, по результатам которой обязал бывшего директора возместить убытки в размере 4 млн рублей.

  • Злоупотребление директором трудовыми правами

Если руководитель выплатил себе премию, но при этом он не имел на то никаких полномочий, то компания может взыскать с него убытки, причиненные необоснованным премированием. В судебной практике такие дела распространены.

Директор торговой компании без решения единственного владельца выплатил себе поощрительную премию 7 млн рублей.

Компания в суде доказала, что информация о выплатах скрывалась от собственника, сама выплата не обоснована, поскольку не была предусмотрена локальными нормативными актами компании или трудовым договором, поэтому суд взыскал убытки с директора в полном объеме.

В другом деле из-за отсутствия контроля директор прогонял товарные потоки несколько раз через аффилированные фирмы, тем самым накручивая количественные показатели своей эффективности («оборотности»). В виде бонусов за эффективность он вывел из компании 5 млн рублей. В суде собственник смог доказать, что сделки экономически нецелесообразны, и директор вернул все выплаченные бонусы.

Некоторые директора создают «паразитический» бизнес. Они регистрируют новую компанию на себя или аффилированных лиц — жена, друг и т. д., передают этой компании клиентскую базу, ведя бизнес в своих интересах.

Процесс может сопровождаться рассылкой контрагентам писем с недостоверной информацией (о смене фирменного наименования, адреса, прекращение деятельности компании и т. д.) и предложением заключить договор с новым юрлицом.

В результате недобросовестных действий первая компания лишается прибыли.

В одном деле директор не только совершил все вышеописанные действия, но и нарушил исключительное право компании на фирменное наименование — создал «двойника» со сходным наименованием.

При этом покупателю товаров руководитель сообщил, что в обществе якобы изменился устав и перезаключил договор.

После обнаружения нарушений с директора в суде взыскали упущенную выгоду всех поставок по договору с этим покупателем в размере 3 млн рублей.

  • Вывод или незаконное присвоение активов

Вывод активов может совершаться в различных формах. Например, заключение договоров с фирмами-однодневками или завышение платы за пользование объектами интеллектуальной собственности.

Наемный топ-менеджер зарегистрировался как ИП, присвоил товарный знак компании, после чего заключил с ней лицензионный договор, установив чрезмерное вознаграждение за пользование компанией товарным знаком.

В суде удалось доказать, что директор не уведомил владельцев о совершении сделки в установленном порядке, сама сделка экономически нецелесообразна и убыточна.

С топ-менеджера взыскали убытки в размере всех платежей по договору.

Для упрощения взыскания убытков директора обычно привлекают к уголовной ответственности. Этот вариант удобен тем, что компании надо будет только содействовать расследованию. Доказывать состав преступления должны госорганы: прокуратура, предварительное следствие и дознание.

У них есть специальные полномочия для получения нужных доказательств в короткий срок.

Если суд признает директора виновным, то после вступления в силу судебного решения значимые обстоятельства (противоправность действий, причинная связь между действиями и убытками, наличие и размер понесенных убытков) арбитражному суду уже не надо устанавливать. Он только вынесет судебный акт о взыскании убытков.

Если собственник сомневается в использования такого механизма и имеет достаточно доказательств, то компания может предъявить гражданско-правовой иск о взыскании убытков. Но такие споры очень сложны и длятся не менее полугода.

Чтобы не допустить злоупотреблений, собственникам следует принять следующие меры.

Ограничить полномочия директора:

— установить предельную цену договоров, которые директор может заключать без одобрения общего собрания участников ООО;

— ограничить сферу принятия решений (например, оставить заключение сделок купли-продажи и перевозки товаров, убрать заключение договоров займа);

— определить условия договоров, которые директор вправе заключить (предоплата, рассрочка, отсрочка платежа).

Контролировать деятельность директора:

— свободный доступ и регулярная проверка собственником бухгалтерской базы;

— установить стандарты информационной безопасности для предотвращения коммерческого шпионажа (регулярно создавать зашифрованные копии информационных баз, установить специальное ПО);

— привлечь внешнего консультанта-аудитора для проверки деятельности топ-менеджера;

— разработать правила совершения всех сделок (согласование с юридическим отделом, бухгалтерией, службой безопасности).

Источник: https://www.forbes.ru/biznes/364781-ostavit-s-nosom-kak-rabotniki-obmanyvayut-vladelcev-biznesa

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.